Письмо из Лефортово.

Архив объединенного форума
Drom.ru - японские автомобили
Продажа авто | Каталог | Отзывы | Вопросы и ответы

Объединенный - Выбор и приобретение - Общие вопросы - Гараж - Страхование - Музыка в авто - Правовой - GT
Toyota - Nissan - Mitsubishi - Honda - Mazda - Subaru - Suzuki - Isuzu - Daihatsu - Грузовики и спецтехника - Барахолка (продам) - Барахолка (куплю)

Перейти на новый Общий форум

 Список форумов  |  Архив объединенного форума  |  Поиск  Страницы:  1  2 
 Письмо из Лефортово.
Автор: Москвич  (---.pppoe.mtu-net.ru)
Дата:   давно

Сутягин Игорь Вячеславович, 1965 года рождения, кандидат исторических наук, заведующий сектором военно-технической и военно-экономической политики Отдела военно-политических исследований Института США и Канады Российской Академии Наук. Допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, не имел. Работал, анализируя открытые источники, опубликованную информацию. Обвинен ФСБ в шпионаже и разглашении сведений о военном потенциале. В апреле 2004 года приговорен к 15 годам лишения свободы. 26 апреля 2004 года "Международная Амнистия" (Amnesty International) признала российского ученого Игоря Сутягина политическим заключенным. Мы просим Вас присоединиться к обращению в Верховный Суд России с требованием справедливого и беспристрастного пересмотра дела Игоря Сутягина. http://www.hro.org/actions/sutyagin/court.php



Письмо из Лефортово
Игорь Сутягин

Опубликовано 28.04.2004

Прежде всего я хочу искренне поблагодарить всех тех людей, знакомых и совершенно незнакомых, которые не поверили объявленному мне приговору и своими словами, телефонными звонками, письмами поддержали моих близких в самые трудные для них минуты. Я низко кланяюсь вам, люди, за вашу честность и доброту! И еще я хочу в последний раз подвести итог тому, что произошло за период с 27 декабря 2001 года, когда Калужский областной суд вернул мое дело обратно следствию, признав, что даже после годичного разбирательства так и не может достоверно и точно понять, в чем же меня обвиняют. Итог этот двояк - произошли две главные вещи. В июле 2002-го следователь ФСБ записал в постановлении о прекращении уголовного дела в отношении меня: передача кому бы то ни было сведений, составляющих государственную тайну, если эти сведения были ранее преданы огласке через публикации в печатных изданиях, то есть стали достоянием посторонних лиц - не является преступлением. Так как ни одного даже полузакрытого источника суду обвинители так и не смогли предъявить, в апреле 2004-го судья Марина Комарова написала приговор, в котором именем Российской Федерации установлено, что я не пользовался никакими закрытыми источниками, то есть все то, что было мною собрано, было ранее предано огласке через публикации в печатных изданиях - но теперь за эти действия, не являющиеся преступлением, мне дали 15 лет строгого режима. При этом все 9 заключений экспертов Минобороны, которые подтверждают, что в собранных мной сведениях вообще нет никаких тайн, Марина Комарова упрямо и избирательно не позволяла изучить присяжным и отказалась учитывать сама. Скажите, почему мне кажется, что Верховный Суд России тоже не захочет их учесть? Думаю, нет секрета в том, зачем меня так демонстративно жестоко и нелепо-несправедливо осудили. Просто для спасения ложно понятого престижа одной из бесчисленных федеральных служб понадобилось показательно отправить в лагерь невиновного человека, неудачно оказавшегося крайним в череде "назначенных шпионами" - и вот меня послушно признали виновным в совершении даже и таких действий, за которые меня вообще никто не обвинял, и на полтора десятилетия послали за них в царство теней. Вдумайтесь - полтора десятилетия лагерей за действия, которые совершенно официально не являются преступлением!... Мне вспоминается Ярослав Гашек, "Похождения бравого солдата Швейка". Вы помните, Швейка в Праге арестовали за убийство эрцгерцога Фердинанда в Сараево? Войдя в камеру, Швейк среди шести таких же, как он сам, убийц эрцгерцога увидел взъерошенного человека. Далее - цитата с 19-ой страницы 1-го тома книги Гашека: "Я не виновен, я не виновен! - кричал взъерошенный человек. Швейк резонно заметил ему:- Иисус Христос был тоже невиновен, а его все же распяли. Нигде никогда никто не интересовался судьбой невинного человека". Как ни горько, но в основном это действительно так. Однако еще горше для меня другое: еще менее, чем судьба невинного человека, интересует кого-то судьба невиновно ввергнутой в горе и разлуку семьи невинного человека. Я очень мало рассчитываю уже на правду и справедливость грубо наступившей на меня государственной машины со всеми ее ветвями, и поэтому обращаюсь к людям, которым, быть может, еще не все равно: на протяжении очень-очень долгих лет мне не позволят беречь и заботиться о двух моих дочерях - Оксане и Насте, о моей любимой, о моих совсем немолодых и не очень здоровых родителях. И, хотя мне очень непросто просить о чем-то кого-то, я все же прошу вас: пожалуйста, если вы в силах сделать это, хотя бы немного помогите моей семье выжить и не погибнуть за эти годы, когда я - своей свободой, а моя семья - ценой своего горя будем оплачивать спасение лица одной из многочисленных федеральных служб России. Я все-таки верю во всех нас, люди!

Родители Игоря Сутягина 249034, Россия,г. Обнинск Калужской обл.,СУТЯГИН Вячеслав Андреевич,СУТЯГИНА Светлана Ефимовна ул. Гагарина, дом 51, кв. 53Тел: (08439) 39381E-mail: postmaster@sutyagin.ru

Жена Игоря Сутягина МАНАННИКОВА Ирина Петровна дочери - Оксана и Настя Сутягины 249039, Россия,г. Обнинск Калужской обл.,ул. Звездная, дом 1А, кв. 82 Тел: (08439) 75198
http://www.hro.org/actions/sutyagin/2004/04/28-2.php
 
 Re: Письмо из Лефортово.
Автор: Москвич  (---.pppoe.mtu-net.ru)
Дата:   давно

Изменники подлинные и мнимые / За просвещение подводников - на нары


В деле Игоря Сутягина странно вот что: если там все так серьезно, то почему дело расследует Калужское УФСБ? Почему его не передали в центральный аппарат, в Следственное управление ФСБ? Ведь отлов шпионов - главная задача контрразведки, а попадаются они редко, поэтому их принято ценить, холить и лелеять. За полноценного шпиона следственную бригаду не только досрочно повышают в званиях, но и награждают, иногда даже ордена дают.
Объяснить сей жест невиданной щедрости логичнее всего тем, что у зубров Следственного комитета просто нет уверенности в победе. Дело Сутягина не настолько чистое и надежное, не так там все гладко с доказательствами, поэтому пускай уж калужские провинциалы сами расхлебывают заваренную кашу.

С Игорем Сутягиным мы были знакомы года полтора, когда он стал автором "Московского комсомольца", и более горячего патриота я себе представить не могла. Он работал в Институте США и Канады, кандидат наук, его научным руководителем был Андрей Афанасьевич Кокошин (бывший секретарь Совета безопасности). Причем из всей кучи аспирантов Игорь - чуть ли не единственный, кто остался в науке. Отзывы о нем - наилучшие, масса публикаций, в ИСКАНе его ценят, считают чрезвычайно перспективным ученым.

Игорь высказывал необыкновенно оригинальные, прогрессивные идеи, касающиеся международной политики, Договора по ПРО, проблем, связанных с ратификацией СНВ-2. И при этом вовсе не выглядел таким, знаете ли, холодным и умудренным "ученым над схваткой", как традиционные публичные эксперты типа Сергея Караганова или Алексея Арбатова.

В ноябре 99-го года, когда Игоря только-только арестовали, от работников Калужского УФСБ мне удалось узнать, что его обвиняют в незаконном проникновении на военную базу подводников в Обнинске и сборе разведывательной информации. Первое обвинение было снято еще до передачи дела в суд. Рассказала мне об этом жена Игоря Ирина. Сутягин сам живет в Обнинске и ходил на базу, чтоб читать подводникам лекции. Благодаря профессиональным занятиям, знанию английского языка, доступу к американским военным журналам, Игорь владел информацией об интересных новинках американского подводного флота. Всякие там радиолокационные штуки, навигационные хитрости. То, что нашим подводникам интересно и нужно, но сами они ни найти этих публикаций не могут, не купить, не прочитать. Ничего секретного, все открытое но тем не менее самим военным недоступное.

И вот Сутягин в свободное от работы время приходил к подводникам и все это им рассказывал - совершенно добровольно и бескорыстно. Они его за это благодарили грамотами, вымпелами и прочими "военными" знаками внимания. Как говорит Ирина, дома этого добра теперь полным-полно. Но по самой базе Игорь никогда не разгуливал, лекции читал в одной комнате, на КПП его всегда встречали офицеры и провожали прямо к месту занятий, а больше он ничего на базе и не видел. И все же это дало чекистам повод обвинить его в шпионаже.

История с подводной базой заставляет думать, что вместо доказательств в Калужском УФСБ по-прежнему оперируют лозунгами времен Дзержинского, вроде пресловутого "Чекист, будь бдителен!".

Известно, что в качестве вещдока в деле фигурируют примерно семнадцать тысяч долларов, изъятые во время обыска в квартире Сутягина. Как объясняет Ирина, они эти деньги копили одиннадцать лет - на квартиру: "Нет, не в Москве, конечно. Это нам не по карману. Здесь, в Обнинске. Мы ведь до сих пор вместе с родителями живем".

Вместе с родителями, конечно, тесно. Особенно, если учесть, что у Сутягиных две дочери-школьницы. Надо покупать квартиру, но где взять деньги? В ИСКАНе зарплаты мизерные. Сколько наше государство выделяет науке? Копейки. Игорю приходилось подрабатывать - точно так же, как подрабатывают все наши научные работники. В основном, они перебиваются небольшими заказами от своих иностранных коллег на переводы и рефераты, пишут статьи, участвуют в каких-то совместных проектах. Но это все деньги очень небольшие, и если говорить о квартире, то копить действительно надо лет десять.

Игорь для подработки сотрудничал с какой-то канадской фирмой, делал для них дайджесты российской прессы: какие статьи по военной тематике публиковались у нас в открытой печати. Несмотря на то, что в дайджестах не рассматривались публикации "специального хранения", сейчас эта работа вменяется ему в вину как "передача иностранным разведывательным службам информации закрытого характера".

Может быть одна из главных проблем нашей страны в том, что российское общество и российская ФСБ живут в совершенно разных мирах. Народ, не имеющий отношения к спецслужбам, худо-бедно, но уже живет в XXI веке, а ФСБ (особенно в провинции) по мироощущению находится примерно в 50-70-х годах XX века. Там руководствуются старыми, испытанными во времена коммунистического царства методиками про шпионов. Похоже, для контрразведчика любой иностранец, как и в годы холодной войны, потенциальный шпион. И если кто-то дружит с иноземцем, то у чекиста тут же в голове загорается красная лампочка - "Изменник Родины!".

Юлия Калинина, "МК" - специально для Граней.Ру
 
 Re: Письмо из Лефортово.
Автор: korob [Канск] (---.istokk.ru)
Дата:   давно

Иностранные разведки проявляют интерес к Институту США и Канады РАН

9.04.2004 15:24 MCK

Читайте сюжет: Дело Игоря Сутягина
[версия для печати]

МОСКВА, 09 апреля - Иностранные разведки проявляют интерес к Институту США и Канады Российской Академии наук, считает директор института Сергей Рогов. "Мне очень неприятно, когда имя нашего института полощат как гнездо ЦРУ. Мне также неприятно внимание разведок", - сказал Рогов, выступая на пресс-конференции. "Интерес разведки - как его обнаружить? Не могу сказать, что в последние годы это интерес возрос", - отметил Рогов.

"У нас на протяжении 35 лет сложился уникальный коллектив - высококлассные специалисты, и в 80-е годы ЦРУ смогло завербовать двух сотрудников института. В 90-е годы произошла трагедия с нашим сотрудником Игорем Сутягиным", - отметил директор Института США и Канады. По словам директора института, ученый Сутягин являлся хорошим аналитиком и высококлассным специалистом в области российских вооружений.

При этом Рогов заявил, что Сутягин не имел доступа к секретной информации, а пользовался исключительно открытыми источниками. Вместе с тем, Рогов не исключил, что Сутягин представлял интерес для иностранных спецслужб как хороший аналитик. По словам Рогова, Сутягин встречался с иностранными гражданами - Шоном Кид и Надей Вог не по заданию института. Более того, Сутягин тайком выезжал на встречи с этими гражданами в другие города - Лондон, Бухарест, Будапешт, Рим. Рогов также сообщил, что установлен и тот факт, что Сутягин получал гонорары от этих людей в общей сложности около $20 тыс. "Я не знаю, был ли он шпионом, но я знаю, что Шон Кид и Надя Вог - это не наука", - подчеркнул Рогов.

"Сутягин понимал, что такие вещи делать нельзя, но очевидно считал, что раз секреты им не говорит, значит закон не преступал", - сказал Рогов. Он особо отметил, что консультации, которые проводил Сутягин с ними, не имеют никакого отношения к научному обмену, который Институт США и Канады РАН ведет с иностранными государствами. "Это ненормальная практика", - подчеркнул директор. Говоря о приговоре, вынесенном Сутягину Мосгорсудом, Рогов высказал мнение, что 15 лет - непомерно высокий срок, и выразил надежду, что Верховный суд пересмотрит это решение. Вместе с тем, он считает, что судебный процесс не был слишком закрытым. "Такие обвинения, которые были выдвинуты против Сутягина, в Америке рассматриваются не судом присяжных, это будет специальный закрытый суд", - отметил Рогов.

В среду, 7 апреля, Мосгорсуд признал Сутягина виновным в государственной измене в форме шпионажа и приговорил его к 15 годам лишения свободы. Об этом сообщает РИА "Новости
 
 Re: Письмо из Лефортово.
Автор: korob [Канск] (---.istokk.ru)
Дата:   давно

Спецслужбы России: Сутягина вербовали на перспективу

9.04.2004 10:47 MCK

Читайте сюжет: Дело Игоря Сутягина
[версия для печати]

МОСКВА, 09 апреля - Российские спецслужбы отмечают активизацию американской и британской разведок в России. Как сообщил в пятницу высокопоставленный сотрудник одной из российских спецслужб, "нами постоянно фиксируются попытки разведок этих государств приобрести источники или, как говорят профессионалы, агентов из числа российских граждан".

"За последние пять лет произошла значительная активизация работы зарубежных спецслужб в этом направлении", - добавил он. По словам источника, разведка США - наиболее активная из всех иностранных спецслужб, работающих против России. Работу американцы ведут не только непосредственно в России, но и "с позиций стран СНГ" и своих союзников, в числе которых первыми стоят спецслужбы Великобритании, сказал он.

"В начале 90-х годов для Центрального разведывательного управления США не был приоритетом вопрос, какими ракетами оснащены Вооруженные силы России. Главным являлось отслеживание политической ситуации в РФ и как выстраивается политика и взаимоотношения между Россией и США", - отметил источник. "Военный аспект при этом отошел на второй план, однако вопросы развития нашего военно-промышленного комплекса и Вооруженных сил всегда входили в разряд приоритетов ЦРУ",- добавил он. По его словам, в 90-е годы, в период после распада СССР и кризиса в России, главным для ЦРУ была политика. "Перед ЦРУ стояла задача по контролю за политическими событиями, происходящими в России, и направление этих процессов в нужное для Вашингтона русло", - рассказал собеседник.

"В этой связи для американской разведки всегда представлял большой интерес российский Институт США и Канады Российской Академии наук (ИСКРАН), прежде всего его направления деятельности и сотрудники", - сказал источник. Не секрет, отметил он, что именно этот институт всегда прогнозировал развитие отношений между Москвой и Вашингтоном, давал рекомендации руководству России, каким образом выстраивать отношения между двумя странами.

Комментируя завершившийся накануне в Москве судебный процесс над сотрудником ИСКРАН Игорем Сутягиным, представитель спецслужбы сказал, что Сутягин понимал, что сотрудничает с представителями зарубежных спецслужб, работающих под "прикрытием" лондонской консалтинговой фирмы "Альтернатив фьючерс". "Он (Сутягин) - прекрасный аналитик, который обладал информацией о развитии российско-американских отношений, а также имел доступ и к информации Минобороны РФ", - сказал источник. По его предположению, если бы события развивались для Сутягина "нормально", то в силу своих личных качеств он мог стать одним из руководителей института. По словам представителя спецслужбы, задача разведки состоит в том, чтобы увидеть в каком-то человеке перспективу, в расчете на то, что в будущем он займет высокое положение. "Вербовка на перспективу - это аксиома всех спецслужб мира", - сказал источник.

По его данным, в 90-е годы, когда Россия только выстраивала свой политический курс, активность американских спецслужб в отношении России была очень низкой - "тогда для ЦРУ было все понятно и прозрачно". "Они внимательно отслеживали, как идут деньги в российскую оборонку, какие отрасли ВПК развиваются. Ситуация была ясна, ничего не надо было прогнозировать", - сказал собеседник. В конце 90-х годов Россия начинает активнее отстаивать свои национальные интересы. "Желание политического руководства США знать, как будет развиваться ситуация в России, заставляет активизироваться и спецслужбы", - отметил источник.

По его словам, сотрудники иностранных спецслужб действуют под прикрытием, въезжая в страну пребывания в качестве дипломатов, секретарей посольств и неофициально, когда разведчик прибывает в страну под видом коммерсанта. Для этого создаются фирмы-прикрытия или используются фирмы, в которых у разведки есть свои позиции. Американская разведка использует такой вид прикрытия для своих сотрудников в трех регионах мира - Латинской Америке, Европе и Юго-Восточной Азии.

Доказать причастность такой "фирмы" к разведке практически невозможно, рассказал собеседник агентства. По его словам, это относится и к консалтинговой фирме "Альтернатив фьючерс", с которой сотрудничал Сутягин. Источник отметил, что принадлежность сотрудников консалтинговой фирмы "Альтернатив фьючерс" Шонна Кидда и Нади Локк к спецслужбам выдают методы их работы и вопросы, которыми они интересовались у "эколога" Игоря Сутягина. Кроме того, Сутягину сразу стали выплачивать солидные гонорары, еще не получив от него никакой информации, сказал собеседник.

По его данным, Сутягина инструктировали о том, что все встречи с сотрудниками фирмы всегда будут проводиться в третьих странах, но не в России и не в странах СНГ. При этом, сотрудники "фирмы" потребовали от Сутягина исключить телефонные переговоры с ними с территории РФ и СНГ, а звонить только по мобильному телефону при выездах в дальнее зарубежье. Все встречи с Сутягиным проводились с соблюдением мер конспирации.

По словам источника, среди вопросов, которые интересовали сотрудников страховой компании "Альтернатив фьючерс", были: технические возможности новой АПЛ "Акула", номер проекта, чем эта подлодка отличается от кораблей предыдущего проекта, каковы отношения между министром обороны Игорем Сергеевым и начальником Генштаба ВС РФ Анатолием Квашниным, развитие цифровых систем правительственной связи, состав и состояние отечественной системы предупреждения о ракетном нападении, технические характеристики ракетных комплексов С-300.

Кроме того, сотрудников этой "фирмы" интересовали следующие факты: ликвидация всех танковых частей в Ленинградском военном округе, создание в Москве фонда поддержки военной реформы, состав космического эшелона РФ (количество спутников и на каких орбитах работают), соединения постоянной готовности и места их дислокации, состав и готовность, войска ВДВ (сколько самолетов и в какой срок могут перебросить части ВДВ), структура военного бюджета, разработка новых систем наземной техники и другие.

Мосгорсуд 7 апреля приговорил Сутягина к 15 годам лишения свободы за государственную измену в форме шпионажа. "Дело Игоря Сутягина показывает, что российское общество выздоравливает - у любого государства есть интересы, которое оно защищает", - считает собеседник. Об этом сообщает РИА "Новости".
 
 Re: Письмо из Лефортово.
Автор: korob [Канск] (---.istokk.ru)
Дата:   давно

Открытые источники и секретные отчеты
Лучший способ конспирации - ничего не делать

Виктор Соколов
7 апреля 2004

Читайте сюжет: Дело Игоря Сутягина
[версия для печати]

Мосгорсуд приговорил ученого Игоря Сутягина к 15 годам лишения свободы за шпионаж в пользу США. Для многих это фактически единогласное решение суда присяжных было шоком. Адвокаты Сутягина, разумеется, сразу же решили обжаловать решение в высшей инстанции и сделают это в положенный десятидневный срок. Однако многие специалисты высказывают мнение, что это окончательный приговор и пересмотра не будет.

После суда заговорили и о возможности пересмотра дела в связи с целым рядом причин. Во-первых, защита утверждает, что судья манипулировал мнением присяжных, что была проведена необоснованная смена их состава, и среди них появились даже подставные сотрудники ФСБ. Кроме того, суд якобы не принял во внимание заключение одной из независимых экспертиз, оценившей переданные Сутягиным американцам сведения как несекретные. Адвокаты также считают совершенно недоказанным, что работавшие под прикрытием английской фирмы «Альтернатив Фьючерс» американцы Шон Кидд и Нади Локк, с которыми осужденный поддерживал шпионскую связь, являются кадровыми сотрудниками военной разведки США. Более того, появились сообщения, что правозащитные организации приняли решение официально обратится к американским властям с просьбой поднять соответствующие файлы разведсообщества США и доложить общественности, числится ли в них Сутягин как завербованный агент.

Итак, Сутягин осужден по ст. 275 УК РФ - Государственная измена. В советские времена преступление, совершенное ученым Сутягиным квалифицировалось бы иначе - «Измена родине в форме шпионажа». В новой России «измену родине» заменили на «измену государству» - меньше эмоций, больше прагматизма. Словосочетание «в форме шпионажа» вносится потому, что по этой статье существуют еще две формы измены - выдача государственной тайны, а также оказание иной помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

Теперь несколько слов о том, что такое шпионаж с точки зрения современных российских законов. Понятие шпионажа раскрывается в ст. 276 УК РФ. Шпионаж - это «передача, а равно собирание, похищение или хранение в целях передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, а также передача или собирание по заданию иностранной разведки иных сведений для использования их в ущерб внешней безопасности Российской Федерации».

Сутягин образованный человек, ученый, владеющий иностранными языками, работающий в одном из очень престижных институтов (США и Канады) обязан был понимать, что его деятельность вплотную приближается к деяниям, описанным статьей 275 УК РФ. Он обязан был для обеспечения собственной безопасности хотя бы представить себе возможные последствия этой деятельности на тот случай, если «компетентные органы» вдруг заподозрят в его «труде» признаки состава преступления.

В свое время великий конспиратор «Грач» (Николай Бауман) именно о таких говорил, что «самый лучший способ конспирации - ничего не делать».

Иностранные спецслужбы, как правило, вербуют агентуру этапами. Сначала - ни к чему не обязывающее знакомство, потом - ни к чему не обязывающая просьба, далее - еще одна просьба, но уже с предложением заработать на безобидном анализе ситуации в какой-то сфере, который на самом деле не имеет отношение ни к каким секретам. На промежуточном этапе становится секретной сфера, затем конкретная тема, а затем и сам анализ, который покупается за деньги, хотя у автора этого анализа оставляют впечатление, что он все еще предоставляет аналитические материалы, не имеющие отношения к государственным секретам. Дело в том, что автор анализа, черпая материалы даже их несекретных источников, может делать свои собственные выводы, которые и есть - государственная тайна. А ученый, тем более квалифицированный, такие выводы сделать в состоянии.

Выше было сказано, что иностранные спецслужбы вербуют агентуру этапами. На каком этапе находился Сутягин, был ли он уже полностью оформленным агентом или только приближался к этой категории, судить трудно. Сутягин утверждает, что использовал для выполнения заказа открытые источники, но это отнюдь не означает, что его отчеты, сделанные на основании штудирования этих открытых источников, были тоже несекретными. Но шпионаж это также и «передача или собирание по заданию иностранной разведки иных сведений для использования их в ущерб внешней безопасности Российской Федерации».

Итак, на вопрос, принадлежат ли «приятели» Сутягина к американским спецслужбам или нет, суд ответил утвердительно.

Теперь о самом Сутягине и его связи с этими людьми. Смешно думать, что оперативники из ФСБ передали дело своим следователям и те его взяли к производству без достаточного количества материалов, которые можно должным образом легализовать и представить в суде в качестве неопровержимых доказательств преступной деятельности.

То же самое можно сказать и о том, когда материалы у следователей взял суд. У суда в данном случае была очень большая практика за последние десять лет. Именно по такой окраске судили экономиста-металлурга Вадима Синцова (10 лет лишения свободы), сотрудника МИД РФ Платона Обухова (признан невменяемым), кадрового дипломата Владимира Макарова (7 лет лишения свободы), капитана 2-го ранга Григория Пасько (4 года лишения свободы), майора РВСН Игоря Дудника (12 лет лишения свободы), капитана 1-го ранга Александра Никитина (оправдан), капитана 3-го ранга Сергея Величко (5 лет лишения свободы), коммерсанта Виктора Калядина (5 лет лишения свободы), профессора Анатолия Бабкина (8 лет лишения свободы условно), физика Валентина Данилова (оправдан), бывшего сотрудника российской внешней разведки Александра Запорожского (18 лет лишения свободы), бывшего сотрудника ФСБ Михаила Трепашкина (дело на рассмотрении в суде).

Из приведенного списка видно, что оперативники, следователи и суд рассматривают и осуждают не только гражданских лиц, но и военных и даже представителей российских спецслужб. Хотя не всегда дело доходило до обвинительного приговора. И такой результат - это тоже нормально, потому что в любом деле могут как «перегнуть», так и «недогнуть палку». Для того и суд.

И последнее замечание. Оно касается стремления правозащитников получить от США официальное признание, что Сутягин был агентом американских спецслужб, а его «приятели» - кадровыми сотрудниками. То, что ответ будет работать на оправдание Сутягина, в этом нет никакого сомнения. Поистине нужно быть сверхнаивным, чтобы предполагать обратное и верить в то, что этот ответ будет искренним.

Приговор Сутягину, как сказано, может быть обжалован в течение 10 дней. Однако, специалисты высказывают мнение, что высшая инстанция подтвердит решение Мосгорсуда. Об этом в первую очередь говорит вынесенный осужденному срок заключения и единогласное решение присяжных
 
 Re: Письмо из Лефортово.
Автор: Москвич  (---.pppoe.mtu-net.ru)
Дата:   давно

http://www.hro.org/editions/spy/spy_8.php
Опубликовано 19.12.2003

Дело Игоря Сутягина
В 1999 г. в Институте США и Канады РАН готовил диссертацию по вопросам ядерного разоружения американский исследователь из Принстонского университета Джошуа Хэндлер, известный эколог и активист антиядерного движения, автор десятков опубликованных работ в этой области. Он привез с собой только что рассекреченные в США космические снимки советских ядерных баз, сделанные в 70-е годы американскими спутниками-шпионами. Его доклады, прочитанные на семинарах в августе 1999 г. в Москве, вызвали большой интерес даже среди генералов.Через месяц без предъявления обвинения и без возбуждения уголовного дела, якобы в рамках дела Сутягина, в квартире Дж. Хэндлера в течение пяти часов производился обыск. Были изъяты компьютер, дискеты, все рукописи и печатные материалы, включая старые газеты и журналы.Изъятие материалов было непрофессиональным. Те, кто производил обыск, явно не желали, чтобы они попали в суд. Так, например, не была произведена опись содержащихся на компьютере файлов, дискеты не просматривались, а описывались… по цвету наклеек! Вопреки закону, понятыми на обыске были сотрудники ведомства.Представители ФСБ настойчиво советовали Хэндлеру никуда об обыске не сообщать.Хэндлер немедленно обратился в посольство и к друзьям. На акцию ФСБ отреагировали российская и зарубежная пресса. Тогда ФСБ организовала демонстративную слежку и одновременно настоятельно порекомендовала посольству США посоветовать Хэндлеру покинуть страну. Посольство последовало рекомендации.Есть основания считать, что в случае с Хэндлером главной целью ФСБ было получение (несомненно, по просьбе Минобороны) долгое время бывших секретными американских снимков из космоса наших ядерных баз. Их можно было бы получить и легально, просто купив в коммерческом отделе НАСА. Но это путь длинный. В Москве же надо было всего лишь найти правдоподобную причину для обыска. Каковая и нашлась в виде уголовного дела по разглашению государственной тайны, возбужденного против коллеги Хэндлера по Институту США и Канады Игоря Сутягина.Накануне описанного обыска И. Сугягин был задержан ФСБ в г. Обнинске Калужской области. Сегодня уже ясно, что арест мог быть просто прикрытием акции по изъятию у Хэндлера нужной информации. Так же ясно и то, что ФСБ, арестовывая Сутягина, вообще не имела против него каких-либо компрометирующих материалов. Сутягин не обладал допуском к секретным материалам и уже только поэтому никак не мог раскрыть государственную тайну.Оправдывая арест, представители ФСБ всерьез вменяют Сутягину в вину то, что он на основе открыто опубликованных материалов пришел к неким выводам в своих аналитических работах по ядерным вооружениям и разоружению, которые экспертами были признаны секретными. Получается занятная картина. Эксперты подтверждают, что все сведения были получены Сутягиным из общедоступных источников, однако при этом считают, что собранные воедино они представляют государственную тайну!Таким образом, ФСБ впервые предпринята попытка признать преступной информационно-аналитическую работу на основе открытых источников. Фактически под сомнение поставлено право ученого заниматься анализом общедоступной информации и делать те или иные выводы, то есть заниматься настоящей научной деятельностью. Законы страны при этом игнорируются.Так же как в делах Никитина и Пасько, обвинение и выводы экспертов о секретности строятся на использовании секретного приказа Министерства обороны № 055, признанного Верховным судом РФ не имеющим юридической силы, и откровенных фальсификациях.27 декабря 2001 г. дело Сутягина Калужским областным судом, вопреки Определению Конституционного суда РФ от 3 февраля 2000 г. № 9-0 о недопустимости отправления дела на дополнительное расследование по инициативе суда, было отправлено на дополнительное расследование.Между тем Калужский областной суд отверг все доводы обвинения и признал их не доказанными. Однако, вопреки требованиям законов, не оправдал Сутягина в связи с отсутствием доказательств вины, а позволил ФСБ и дальше продолжать абсолютно бесперспективное дело и содержать обвиняемого под стражей.С января 2003 г. дело Игоря Сутягина расследовалось уже не калужским Управлением ФСБ, а Следственным управлением ФСБ РФ. В мае 2003 г. предварительное следствие было завершено. В августе 2003 г. Игорь Сутягин и его адвокаты закончили знакомиться с его материалами. Дело было передано в прокуратуру и после утверждения обвинительного заключения направлено в суд. Начало второго судебного процесса с участием присяжных назначено на ноябрь 2003 г., четыре года спустя после ареста.Сегодня можно с достаточной уверенностью утверждать, что ФСБ приложит все силы для осуждения Сутягина. В противном случае получится, что ФСБ четыре года продержало в заключении невиновного человека.Между тем степень доказательности (точнее недоказанности!) обвинений ФСБ легко понять из приводимых ниже отрывков из определения Калужского областного суда.Дело № УК-2-5/2001 г.ОПРЕДЕЛЕНИЕ27 декабря 2001 годаКалужский областной суд в составе:председательствующего ГУСЕВА А.А.народных заседателей ПОТАПОВОЙ Т.Ф. и ШЕЛЕГИНОЙ Е.В.при секретаре БОДРЕЦОВОЙ С.А.с участием прокурора БЕЛЯКА О.Б.и защиты - адвокатов ВАСИЛЬЦОВА В.Ф., ГАВРЮНИНА Г.Ю., СТАВИЦКОЙ А.Э.,рассмотрев в закрытом судебном заседании в гор. Калуге дело по обвинению СУТЯГИНА ИГОРЯ ВЯЧЕСЛАВОВИЧА, родившегося 17 января 1965 года в г.Москве, русского- гражданина Российской Федерации, образование высшее, кандидата исторических наук, работающего заведующим сектором военно-технической и военно-экономической политики США отдела военно-политических исследований института США и Канады Российской Академии Наук, женатого, имеющего двух малолетних детей, проживающего в г.Обнинске ул.Звездная д. 1а кв. 82, не судимого, в совершении преступления, предусмотренного ст. 275 УК РФ.Так что же суд установил? Если говорить кратко, то суд убедительно доказал, что дело Игоря Сутягина было сфабриковано. Для того чтобы понять степень доказательности обвинений, приведем оценки суда, которые он дал в своем определении.…Исследовав материалы дела, суд приходит к убеждению в том, что дело по обвинению Сутягина И. В. подлежит направлению для производства дополнительного расследования в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, допущенным органом предварительного следствия, что привело к стеснению гарантированного законом права обвиняемого Сутягина И. В. на защиту.В соответствии со ст. 144 УПК РСФСР, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должно быть описано преступление с указанием обстоятельств, поскольку они установлены материалами дела. Изложение инкриминируемых деяний в постановлении должно быть предельно конкретизировано.В соответствии со ст. 205 УПК РСФСР в обвинительном заключении излагаются фактические обстоятельства совершенного преступления, доказательства, которые подтверждают наличие преступления и виновность обвиняемого, доводы, приводимые обвиняемым в свою защиту, и результаты проверки этих доводов.Формулировка обвинения, данная в обвинительном заключении, не может существенно отличаться от предъявленного обвинения и ухудшать положение обвиняемого.Эти положения закона по данному делу выполнены не в полной мере. В нарушение указанных требований закона формулировка обвинения в постановлении о привлечении Сутягина И. В. в качестве обвиняемого от 19.09.2000 г. (том 1, л. д. 166-177) и обвинительном заключении (том 12) приведены неконкретно. В указанных следственных документах приводится наименование тем, общие характеристики сведений, которые Сутягин, по мнению следствия, собирал, хранил и передавал либо собирался передать, но не приводится конкретное содержание указанных сведений. То есть в этих процессуальных документах орган предварительного расследования не указывает, какие конкретно сведения по каждой из перечисленных тем, как установлено следствием, Сутягин собирал, хранил с целью передачи Ш. Кидду и Н. Локк, передавал или намеревался передать.Темы, содержащиеся в которых сведения, в соответствии с предъявленным обвинением, составляют государственную тайну:1. Так, Сутягину предъявлено обвинение в том, что он в период с 24 июня по 15 сентября 1998 года по заданию представителя иностранной разведки Ш. Кидда собрал и хранил с целью передачи, а затем передал ему сведения о России, составляющие государственную тайну, для использования их в ущерб внешней безопасности Российской Федерации по теме "Состав и состояние отечественной системы предупреждения о ракетном нападении", а именно:а) об истинном назначении и направлении деятельности особо режимных воинских частей, подлежащих легендированию;б) о составе и состоянии орбитальной группировки космических сил предупреждения о ракетном нападении, об эффективности задействованных средств технической разведки космических аппаратов;в) о местах расположения и боевом составе группировки наземного эшелона системы предупреждения о ракетном нападении;г) о боевых возможностях системы предупреждения о ракетном нападении, их основных тактико-технических характеристиках.Какие конкретно сведения по этой теме, в каком объеме Сутягин собрал, хранил с целью передачи и передал Ш. Кидду, следователь ни в постановлении о привлечении Сутягина в качестве обвиняемого от 19.09.2000 г. (том 1, л. д. 166-177), ни в обвинительном заключении не указывает.Вместе с тем в деле имеется объяснение Сутягина от 27 октября 1999 года по обстоятельствам дела, 49 протоколов допроса Сутягина в ходе предварительного расследования (тома 1-3). В дело приобщены два варианта аналитической статьи "Состав и современное состояние группировки сил и средств отечественной системы предупреждения о ракетном нападении", автором которых, по мнению следствия, является Сутягин. Первый вариант: текст в статье не имеет подчеркиваний, имеет сноски (том 1, л. д. 85-92). Второй вариант: текст статьи частично подчеркнут и не имеет сносок (том 1, л. д. 271-278).В следственных же документах нет никакого решения следствия о том, какие сведения по этой теме, в каком объеме Сутягин собрал, хранил по заданию Ш. Кидда и передал Ш. Кидду: то ли в объеме сведений, содержащихся во всей статье, то ли в ее подчеркнутой части, то ли в протоколах допросов Сутягина, и какие конкретно сведения следователь подразумевает за формулировками обвинения по этой теме.2. Сутягину И. В. предъявлено обвинение в том, что он в период с 17 сентября по 20 октября 1998 года по заданию представителя иностранной разведки Ш. Кидда собрал и хранил с целью передачи, а затем в ходе личной встречи передал ему сведения о России, составляющие государственную тайну, по темам:а) "Ресурсы стоящих на вооружении стратегических ракетных комплексов". По этой теме формулировка обвинения, изложенная в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении, не только не содержит конкретных сведений, но и по-разному изложена. Как видно из постановления, формулировка обвинения изложена следующим образом, а именно: "Об основных тактико-технических характеристиках стратегических ракетных комплексов УР-100НУ, Р-36М УТТХ, то есть о ресурсах (сроках истечения и продления) ракетных комплексов" (том 1, л. д. 169).В описательной части обвинительного заключения формулировка обвинения изложена следующим образом: "Об основных тактико-технических характеристиках стратегических ракетных комплексов, то есть о ресурсах (сроках эксплуатации) ракетных комплексов и о количестве ракетных комплексов, сохранившихся на вооружении России на 1997 год" (том 12, л. д. 7).Таким образом, в обвинительном заключении при описании преступного деяния, установленного следствием, вообще не указываются конкретные ракетные комплексы, которые приведены в постановлении. Однако указывается, что Сутягин сообщил сведения о сроках эксплуатации и о количестве ракетных комплексов, сохранившихся на вооружении России на 1997 год, хотя такой формулировки обвинения в постановлении о привлечении Сутягина в качестве обвиняемого не содержится.б) "Успехи Российского подводного флота в обнаружении подводных лодок противника", в частности об акустических и иных методах обнаружения подводных целей, в том числе физических основах метода обнаружения целей но их кильватерному следу.Такая формулировка обвинения не содержит конкретных сведений об акустических, тем более об "иных" методах обнаружения подводных целей, в том числе и о физических основах метода обнаружения целей но их кильватерному следу.3. Сутягину И. В. предъявлено обвинение в том, что он по заданию Ш. Кидда и Н. Локк в период с 18 января по 27 марта 1999 года собрал, хранил, а затем в ходе личной встречи с Н. Локк передал ей сведения о России, составляющие государственную тайну, по темам:а) "Варианты состава стратегических ядерных сил России на период около 2007 года". Как следует из постановления о привлечении Сутягина в качестве обвиняемого (том 1, л. д. 172), следователь по этой теме имел в виду сведения "о развитии войск стратегических ядерных сил".В обвинительном заключении указано, что это "сведения в натуральном выражении о перспективах на поставку стратегических ядерных комплексов" (том 12, л. д. 11). Обе эти формулировки обвинения не позволяют определить, о каких конкретно сведениях идет речь, и в обоих следственных документах никаких конкретно сведений по этой теме не приводится.б) "Планы и направления создания авиационных комплексов 5-го и 4-го "с плюсом” поколения". По этой теме в формулировке обвинения Сутягину инкриминируются деяния в отношении сведений "об основных характеристиках двигателя 5-го поколения, путях их достижения, конструктивных и технологических особенностях, о закрытом названии двигателя самолета 4-го "с плюсом” поколения и его характеристике по сравнению с двигателем 5-го поколения, об особенностях конструкции двигателя 5-го поколения по сравнению с двигателем АЛ-31ФП, методах отработки конструкции".Формулировка обвинения также неконкретна, поскольку неизвестно, какие сведения подразумевает орган предварительного следствия под "основными характеристиками, особенностями конструкции, методами отработки конструкции, путями достижения основных характеристик, конструктивными и технологическими особенностями двигателей самолетов 5-го поколения".Что касается сведений о закрытом названии двигателя самолета 4-го "с плюсом" поколения, то сведения о названии двигателя и в постановлении, и в обвинительном заключении следствие относит и к сведениям, составляющим государственную тайну, и к сведениям, не составляющим государственную тайну, никаким образом не мотивируя свои выводы (том 1, л. д. 172, 173; том 12, л. д. 92, 93).в) "Возможности авиационного комплекса ТУ-95МС". По этой теме в формулировке обвинения также не приведены конкретные сведения о точностных характеристиках кругового вероятного отклонения, о дальности полета и месте производства ракет, а также о дальности полета самолета варианта ТУ-95МС16.4. Сутягин И. В. обвиняется в том, что он по заданию Н. Локк в период с 23 мая по 14 июля 1999 года собрал, хранил, а затем в ходе личной встречи с Н. Локк передал ей сведения о России, составляющие государственную тайну, по части темы "Направления модернизации самолетов СУ-27", а именно: о закрытом наименовании двигателя и возможности его использования на самолете СУ-27ИБ.Что касается формулировки обвинения в отношении сведений о закрытом наименовании двигателя, то и в постановлении, и в обвинительном заключении приводятся два взаимоисключающих вывода: название этого двигателя органы следствия указывают как в числе сведений, составляющих государственную тайну, так и в числе сведений, не составляющих государственную тайну, ничем не мотивируя свои выводы (том 1, л. д. 174, 173; том 12, л. д. 14, 92, 94).5. Сутягин И. В. обвиняется в том, что он по заданию Н. Локк в период с 18 июля по 27 октября 1999 года собрал и хранил с целью передачи иностранной разведке сведения о России, составляющие государственную тайну, по части темы "Особенности конструкции и вооружения атомной подводной лодки типа "Akula"", а именно: о конструкции, используемой на подводной лодке для снижения шумности.Как видно, формулировка обвинения и по этой теме не содержит конкретных сведений о конструкции, используемой на подводной лодке для снижения шумности.Эпизоды обвинения, в которых сформулировано обвинение по темам, содержащим иные сведения.Первый эпизод (май-июнь 1998 года)По этому эпизоду Сутягин обвиняется в сборе, хранении по заданию Ш. Кидда в ущерб внешней безопасности России аналитической информации о России и передаче информации Ш. Кидду, причем характер и содержание этой информации следственные органы ни в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, ни в обвинительном заключении не привели.Второй эпизод (июнь-сентябрь 1998 года)По этому эпизоду Сутягин обвиняется в сборе по заданию Ш. Кидда и передаче ему сведений о России для использования их в ущерб внешней безопасности Российской Федерации по четырем темам.Из них по двум темам формулировка обвинения не содержит конкретных данных о содержании этих сведений.Так, по теме "Развитие цифровых средств правительственной связи и системе связи и боевого управления; предприятия, участвующие в работе; сотрудничество с зарубежными фирмами" формулировка обвинения не содержит конкретных сведений, в частности, о каком основном направлении совершенствования техники связи, о каком сотрудничестве и с какими зарубежными фирмами идет речь, а также какие российские предприятия имеются в виду (том 12, л. д. 6).В формулировке обвинения по теме об авиационных ракетах Х-31 не содержится конкретных сведений о боевой части и ее массе (том 12, л. д. 7).Третий эпизод (сентябрь-октябрь 1998 года)По этому эпизоду Сутягин И. В. обвиняется в сборе но заданию Ш. Кидда для использования в ущерб внешней безопасности России и передаче Ш. Кидду сведении о России но трем темам, и по всем темам формулировка обвинения неконкретна.Так, по теме "Состав космического эшелона предупреждения о ракетном нападении" не приводятся конкретные сведения о количестве космических аппаратов, а также не раскрывается содержание формулировки обвинения "места стояния космических аппаратов" и какие конкретно сведения о количестве и местах стояния космических аппаратов собрал и передал Сутягин (том 12, л. д. 8).По теме "Состав и дислокация соединений постоянной готовности" формулировка обвинения не содержит конкретных сведений о количестве, составе, номерах и дислокации указанных соединений, которые согласно обвинению собрал и передал Сутягин.Кроме того, как следует из обвинительного заключения (том 12, л. д. 8), Сутягину по этой теме также инкриминируется сбор и передача сведений "об отдельных дислокациях войск, не подлежащих открытому объявлению в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации".Наряду с тем, что эта формулировка обвинения также не содержит конкретных сведений о войсках и их дислокации, но и, как видно из постановления о привлечении Сутягина в качестве обвиняемого от 19.09.2000 г. (том 1, л. д. 170), такое обвинение Сутягину не предъявлялось.По теме "Обобщенная структура военного бюджета СССР/РФ за десятилетие (1989-1998 гг.)" из формулировки обвинения непонятно, какие конкретно сведения об оборонном бюджете России по семи расходным статьям (закупки, НИОКР, содержание вооруженных сил, обустройство и обеспечение жизнедеятельности, военное строительство, военные пенсии, военная реформа) Сутягин собрал и передал Ш. Кидду.Четвертый эпизод (октябрь 1998 года - январь 1999 года)По этому эпизоду Сутягин И. В. обвиняется в сборе, хранении по заданию Ш. Кидда и Н. Локк аналитических сведений о России и передаче им сведений для использования их в ущерб внешней безопасности Российской Федерации по семи темам, и из них по шести темам предъявленное обвинение полностью или частично является неконкретным.1. По теме "Разработка новой техники для Сухопутных войск" в формулировке обвинения не содержится данных о том, какие конкретно сведения "о запланированном начале поступления в войска танка Т-95, о планах завершения разработки РК "Искандер”, о начале в 1999 году опытно-конструкторских работ по созданию нового тяжелого бомбардировщика" собрал, хранил и передал Сутягин.2. По теме "Обсуждение планов создания Объединенного главного командования Стратегических сил сдерживания (ОГК ССС)" из формулировки обвинения также непонятно, какие конкретно сведения "о решимости министра обороны создать в 1999 году ОГК ССС и об оценке этого решения военнослужащими ракетных войск" собрал, хранил и передал Сутягин.3. По теме "Факт завершения разработки новой зенитной ракетной системы С-400" в формулировке обвинения не указано, какие конкретно сведения о назначении ЗРК С-400, о боевой эффективности ЗРК, о двух типах управляемых ракет, используемых в составе ЗРК С-400, их отличительных признаках, о назначении ЗРК С-300В "Антей-2500” собрал, хранил и передал Сутягин.4. По теме "Слабые стороны отечественных вооружений” в постановлении о привлечении Сутягина в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении не указано, какие конкретно сведения о недостатках ночных прицелов НСПУ-1, НСПУ-2, ночных биноклей, снайперской винтовки "Винторез”, отечественной бронетехники, ручных противотанковых гранатометов и вертолетов КА-50 и КА-52 он собрал, хранил и передал.5. По теме "Министерству обороны РФ не удалось в полном объеме реализовать планы по созданию в 1998 году соединений постоянной боевой готовности" в формулировке обвинения не приведено, какие конкретно сведения "о составе и укомплектованности российских соединений постоянной готовности, о нормативах боевой подготовки зенитчиков и применения их на практике" Сутягин собрал, хранил и передал.6. По теме "Проблемы противоракетной обороны" в обвинении не приведены конкретные сведения "об исполнении договоров СНВ, ПРО", которые Сутягин собрал, хранил и передал.Пятый эпизод (январь-март 1999 года)По этому эпизоду Сутягин И. В. обвиняется в сборе по заданию Ш. Кидда и Н. Локк и передаче Н. Локк сведений о России для использования в ущерб внешней безопасности Российской Федерации по пяти темам, и из них по одной теме производство по уголовному делу следователем прекращено, а по четырем остальным темам обвинение сформулировано недостаточно конкретно.1. Так, Сутягину И. В. предъявлено обвинение в сборе и передаче сведений по теме "Проблемы, возникшие в связи с планами США по развертыванию территориальной системы противоракетной обороны" (том 1, л. д. 172; том 12, л. д. 11).Однако в деле имеется постановление следователя о прекращении производства по уголовному делу в части обвинения Сутягина И. В. в сборе и передаче Ш. Кидду и Н. Локк сведений по этой теме (том 1, л. д. 197).2. По теме "Планы и направления создания комплексов 5-го и 4-го "с плюсом” поколения" в формулировке обвинения не указано, какие конкретно сведения "о начале и результатах летно-конструкторских испытаний, о сухопутном и корабельном вариантах самолетов, их отдельных технических характеристиках, вооружении, оснащении бортовым локатором, о мерах, принимаемых для снижения видимости самолета и принципах действия названной бортовой аппаратуры, об отдельных характеристиках двигателя самолетов и его названии" собрал и передал Сутягин.3. По теме "Перспектива развития в ближайшем будущем состояния флота ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (РПК СН)" в формулировке обвинения не содержится конкретных сведений "о времени, в течение которого на РПК СП будут израсходованы технический ресурс оборудования боеголовок, запас активных зон их реакторов; о предпринимаемых мерах к достройке подводных лодок "Юрий Долгорукий”, "Северодвинск” и последнего корпуса проекта 971", которые собрал и передал Сутягин.4. По теме "Планы боевой подготовки ВВС РФ" в формулировке обвинения не содержится конкретных сведений "об отдельных стандартных мероприятиях по боевой подготовке, о боевом применении самолетов ИЛ-76, АН-124, АН-22, ИЛ-76МФ, АН-70", которые, по мнению следствия, собрал и передал Сутягин.5. По теме "Состояние сил и средств ПВО РФ" формулировка обвинения не содержит конкретных сведений "о состоянии авиационной техники ПВО (СУ-27, МИГ-31, Р-60, Р-73), о модернизации самолетов СУ-27 и МИГ-31", которые, по версии следствия, Сутягин собрал и передал.Шестой эпизод (март-май 1999 года)Сутягин И. В. обвиняется в том, что он по заданию Н. Локк собрал анналитические сведения о России и передал ей их для использования в ущерб внешней безопасности Российской Федерации по теме "Особенности конструкции и боевых возможностях самолета МИГ-29СМТ, боевые возможности модернизированного МИГ-29".Обвинение по этой теме, предъявленное Сутягину, также является недостаточно конкретным. Так, формулировка обвинения не содержит конкретных сведений "о перегоночной дальности самолета, о факте и целях модернизации бортовой радиолокационной станции, ее технических характеристиках, о варианте использования самолета в качестве самолета-разведчика и путях передачи информации, об этапах процесса нанесения боевых ударов по целям", в сборе и передаче которых Сутягин обвиняется.Седьмой эпизод (май-июль 1999 года)По этому эпизоду Сутягин И. В. обвиняется в сборе по заданию Н. Локк сведений о России и передаче ей этих сведений для использования в ущерб внешней безопасности России по двум темам, по одной из которых, а именно "Направления модернизации самолетов СУ-27" предъявленное обвинение является недостаточно конкретным.В предъявленном обвинении не содержится конкретных сведений "о предприятии, осуществляющем модернизацию самолетов СУ-27УБ/СУ-30, об аппаратуре, устанавливаемой на модернизированные самолеты; о времени поступления самолета на вооружение, о стоимости переоборудования самолета МИГ-29 до стандарта МИГ-29СМТ, об отдельных технических характеристиках легкого фронтового самолета", в сборе и передаче которых Сутягин обвиняется.Восьмой эпизод (июль-октябрь 1999 года)По этому эпизоду Сутягин И. В. обвиняется в сборе по заданию Н. Локк с целью передачи ей сведений о России для использования их в ущерб внешней безопасности России по пяти темам. Обвинение, предъявленное Сутягину по этим темам, также является недостаточно конкретным.1. По теме "Особенности конструкции и вооружения ПЛА типа "Akula”" в формулировке предъявленного обвинения не содержится конкретных сведений "о новой ракето-торпеде, ее калибре, предназначении и технических характеристиках", в сборе которых с целью передачи Н. Локк обвиняется Сутягин.2. По теме "Модернизация самолетов МИГ-29 до стандарта МИГ-29СМТ" в формулировке предъявленного обвинения не приведены конкретные сведения "о планируемом количестве переоборудованных самолетов, о планах, связанных с изменениями соотношения между истребительной и ударной авиацией, о планах переоборудования самолетов МИГ-29 и других самолетов в категорию истребителей-бомбардировщиков", в сборе которых с целью передачи Н. Локк обвиняется Сутягин.3. По теме "Танк Т-90" формулировка предъявленного обвинения не содержит конкретных сведений "о применении оружия и использовании танком комплекса защиты от противотанковых ракет противника".4. По теме "О современном состоянии отечественной системы противоракетной обороны" в формулировке обвинения не содержится конкретных сведений "о районах дислокации и технических характеристиках системы противоракетной обороны г. Москвы", в сборе которых с целью передачи Н. Локк обвиняется Сутягин.Таким образом, анализ постановления о привлечении в качестве обвиняемого от 19 сентября 2000 года и обвинительного заключения приводит суд к выводу о том, что предъявленное Сутягину И. В. обвинение в части содержания сведений о России, составляющих государственную тайну, и иных сведений, в сборе, хранении которых по заданию представителей военной разведки США и передаче их представителям военной разведки США с целью причинения ущерба внешней безопасности Российской Федерации обвиняется Сутягин, является неконкретным.Неконкретность формулировки обвинения в части, касающейся содержания сведений, не позволяет суду проверить доводы обвинения и защиты и разрешить вопросы об источниках и обстоятельствах сбора сведений, о соответствии указанных сведений действительности, об обоснованности отнесения сведений к сведениям, составляющим государственную тайну, исследовать вопрос, связанный с возможностью причинения ущерба внешней безопасности Российской Федерации.Предъявленное обвинение в формулировке, не позволяющей Сутягину И. В. достоверно и точно знать, в чем конкретно он обвиняется, нарушает его право на защиту, предусмотренное ст. 46 УПК РСФСР.В соответствии со ст. 205 УПК РСФСР в обвинительном заключении должны быть приведены доказательства, которые подтверждают наличие преступления и виновность обвиняемого.При этом описательная часть обвинительного заключения должна содержать анализ доказательств, в том числе показаний обвиняемого.Вину Сутягина И. В. в сборе, хранении и передаче сведений Ш. Кидду и Н. Локк по конкретным темам следствие устанавливает, в том числе и показаниями самого Сутягина.Как видно из материалов дела, наряду с объяснениями Сутягина И. В. в деле содержится 49 протоколов его допросов. При этом в обвинительном заключении не только не проанализированы, но даже и не приведены показания Сутягина об обстоятельствах сбора и хранения им сведений, а также о конкретном содержании указанных сведений.По мнению следствия, вина Сутягина подтверждается четырьмя записными книжками, в которых содержатся сведения о России, исполненные Сутягиным при помощи сокращений и условных обозначений, однако в обвинительном заключении не только не содержится анализа сведений из записных книжек, но и не приведено содержание этих сведений.Органы следствия в качестве доказательства вины Сутягина ссылаются на статью "Состав и современное состояние группировки сил и средств отечественной системы предупреждения о ракетном нападении", обнаруженную, по версии следствия, при осмотре системных блоков компьютеров, принадлежащих Сутягину.Однако в обвинительном заключении не приведены и не обозначены иным образом те сведения из указанных статей, которые, по версии следствия, Сутягин собрал по заданию Ш. Кидда, хранил и передал ему. Не утверждается и то, что эти действия Сутягин совершил в отношении всех сведений, содержащихся в статье.В обвинительном заключении приведены взаимоисключающие доказательства, касающиеся одних и тех же обстоятельств, которые не проанализированы и не получили никакой оценки следствия.Так, Сутягину предъявлено обвинение, что он собрал, хранил и передал Ш. Кидду по теме "Варианты состава стратегических ядерных сил РФ на период около 2007 года" сведения, составляющие государственную тайну. При этом в обвинительном заключении приведено три доказательства: заключение комиссии экспертов 8 управления Генерального штаба ВС РФ от 29 февраля 2000 года, согласно которому сведения по этой теме составляют государственную тайну и имеют гриф "совершенно секретно" (том 12, л. д. 47); показания эксперта Килессо Л. А., из которых следует, что сведения по этой теме не в полной мере соответствуют действительности, однако составляют государственную тайну (том 12, л. д.49); заключение экспертной комиссии Генерального штаба ВС РФ от 17 августа 2000 года, согласно которому сведения по этой теме действительности в полном объеме не соответствуют и государственной тайны не составляют (том 12, л. д. 53).В соответствии со ст. 205 УПК РСФСР, в обвинительном заключении должны быть приведены доводы обвиняемого в свою защиту и результаты проверки этих доводов.Как следует из материалов дела, после предъявления обвинения 19 сентября 2000 года Сутягин неоднократно заявлял ходатайства, в которых просил проверять, не были ли в установленном порядке рассекречены сведения (составляющие в соответствии с заключениями экспертов государственную тайну), указывал, что эти сведения сообщили в открытой печати российские военные руководители; в частности сведения о системе ПРИ сообщил командующий РКО генерал-полковник Смирнов в газете "Красная звезда" от 30 июля 1997 года; наименование двигателя пятого поколения, а также сведения о планах вооружения самолетов ТУ-95МС новой стратегической крылатой ракетой приводятся в газете "Красная звезда" от 17.01.96 г. и 14.01.99 г. в интервью Главкома ВВС РФ Корнукова.Эти доводы обвиняемого Сутягина и результаты их проверки в обвинительном заключении не приведены.Кроме того, Сутягин утверждал, что все сведения, в том числе и составляющие государственную тайну (согласно заключениям экспертов) он получил из открытых источников.Эти доводы обвиняемого в ходе предварительного расследования должным образом не проверены и результаты проверки в обвинительном заключении не приведены.Сутягин обвиняется в том, что он получал сведения не только из открытых, но и иных источников. При этом ни в постановлении о привлечении Сутягина в качестве обвиняемого, ни в обвинительном заключении не указываются не только эти иные источники, но и сведения, которые по версии следствия Сутягин получил из этих источников.Тогда как из показаний допрошенных судом экспертов Бориса С. В., Якутова И. Н., Килессо Л. А., Федорова В. И., Небеласа П. П., Стрельникова П. В., Солоничкина С. Н. следует, что они не исследовали представленные на экспертизу печатные издания на английском языке, однако на эти печатные издания Сутягин в ходе предварительного следствия также указывал как на источники получения им сведений.В ходе предварительного следствия были проведены экспертизы степени секретности. Четыре экспертные комиссии признали часть сведений, в сборе, хранении и передаче которых Сутягин обвиняется, составляющими государственную тайну, с различным грифом секретности.Как указано в заключениях, при производстве экспертиз эксперты руководствовались "Перечнем сведений, подлежащих засекречиванию в ВС РФ", утвержденным приказом МО РФ № 055 от 10.08.96 г., а именно п. п. 8, 10, 15, 17, 46, 78, 273, 274, 275, 278, 280, 350, 362 Перечня, а также тактико-техническими заданиями на разработку двигателя, ракеты и на самолет (том 9, л. д.38-47, 68-71, 83-92, 115-122). Выводы экспертов следствием включены в формулировку обвинения.Текстов вышеуказанных пунктов Перечня, а также выписок из тактико-технических заданий, которыми руководствовались эксперты при производстве экспертиз, в материалах дела не имеется, и Сутягин при выполнении требований ст. 201 УПК РСФСР с ними ознакомиться не смог. Суд считает, что, не предоставив возможность обвиняемому Сутягину ознакомиться в порядке ст. 201 УПК РСФСР со сведениями из Перечня и тактико-технических заданий, которыми руководствовались эксперты при производстве экспертиз, выводы которых следствием включены в формулировку обвинения, органы предварительного расследования нарушили право обвиняемого на защиту.Суд находит обоснованными доводы обвиняемого Сутягина И. В. и его защитников, адвокатов Ставицкой А. Э., Гаврюнина Г. Ю. и Васильцова В. Ф. о том, что экспертизы: экспертной комиссии при 8 управлении Генерального штаба о степени секретности от 29 февраля 2000 года, комиссии экспертов Главного штаба РВСН МО РФ от 2 августа 2000 года, группы экспертов Главного штаба ВМФ РФ от 25 июля 2000 года и экспертов Главного штаба ВВС и ПВО от 17 августа 2000 года были назначены и проведены с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона.1. Заключение экспертной комиссии 8 управления Генерального штаба ВС РФ от 29 февраля 2000 года (том 9, л. д. 38-47).а) В соответствии со ст.ст. 67, 59 УПК РСФСР эксперт не может участвовать в производстве по делу, если он является свидетелем. В нарушение указанного требования закона Овчаренко A. M., допрошенный по делу в качестве свидетеля 1 декабря 1999 года, позднее был включен в экспертную комиссию, участвовал в производстве по делу в качестве эксперта и подписал экспертное заключение в полном объеме (том 6, л. д. 59-62; том 9, л. д. 38-47).б) Из названия и текста экспертного заключения следует, что данная экспертиза является комиссионной, то есть выполнена несколькими экспертами одной специальности. Однако допрошенные судом эксперты Небелас П. П., Килессо Л. А. и Федоров В. И. показали, что в состав комиссии экспертов входили лица разных специальностей, и каждый эксперт проводил исследование только в пределах своей специальности. Таким образом, по делу фактически была проведена комплексная экспертиза.В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 6 Постановления Пленума Верховного суда СССР № 1 от 16.03.1971 г. "О судебной экспертизе по уголовным делам" в таких случаях в заключении экспертов должно быть указано, какие исследования провел каждый эксперт, какие факты он лично установил и к каким пришел выводам. Если основанием окончательного вывода явились факты, установленные другим экспертом, то об этом также должно быть указано в заключении.При проведении экспертизы от 29 февраля 2000 года указанное требование выполнено не было. В производстве экспертизы участвовали пять экспертов, однако в экспертном заключении не указано, какие исследования провел каждый из экспертов, какие лично установил факты и к каким пришел выводам.Таким образом, при проведении экспертизы 8 управления Генерального штаба от 29 февраля 2000 года был нарушен порядок производства процессуальных видов экспертиз.в) В соответствии со ст. 191 УПК РСФСР заключение эксперта состоит из трех частей: вводной, исследовательской и выводов. При этом в исследовательской части заключения излагается процесс исследования: краткое описание исследуемых объектов, примененные при исследовании методы и полученные результаты, способы и приемы сравнительною исследования выявленных признаков и другие обстоятельства.Процесс исследования но решению каждого вопроса, поставленного перед экспертами, излагается в отдельном разделе.В связи с тем, что в экспертом заключении 8 управления Генерального штаба ВС РФ от 29 февраля 2000 года отсутствует исследовательская часть, то на основании указанного экспертного заключения невозможно определить, какие сведения эксперты исследовали, на основании каких обстоятельств и каких проведенных исследований эксперты пришли к своим выводам.г) Из вводной части экспертного заключения следует, что в распоряжение экспертов были предоставлены выписки из протоколов допросов Сутягина И. В. и именно эти выписки исследовали эксперты.Вместе с тем содержание сведений, которые находились в выписках из протоколов допросов, не приведено ни в постановлении о назначении экспертизы, ни в заключении экспертов.Самих выписок в деле нет. Не указано, кто и каким образом их составлял и какие сведения вносил.При таких обстоятельствах у суда отсутствует возможность проверить соответствие сведений, содержащихся в выписках сведениям из протоколов допросов Сутягина, а тем самым проверить, какие сведения исследовались экспертами.д) При производстве экспертизы эксперты использовали "Перечень сведений, подлежащих засекречиванию в ВС РФ", утвержденный приказом МО РФ № 055 от 10 августа 1996 года, в частности эксперты руководствовались п. п. 8, 10, 15, 17, 46, 78, 273, 275, 280 и 527 выше указанного Перечня.Указанный документ не прошел государственную регистрацию. Верховный суд РФ в своем решении от 12 сентября 2001 года указал, что "Перечень является праворегулирующим, он затрагивает права человека и гражданина, рассчитан на неоднократное применение и носит межведомственный характер, а, следовательно, является нормативным правовым актом, подлежащим регистрации".В соответствии с п. п. 10 и 12 Указа Президента РФ (в редакции Указов от 16 мая 1997 года № 490 и 13 августа 1998 года № 963) нормативные правовые акты, не прошедшие государственную регистрацию, не влекут правовых последствий как не вступившие в силу, не могут служить основанием для регулирования соответствующих отношений и на них нельзя ссылаться при разрешении споров.Поскольку Перечень является нормативным актом, не прошел государственную регистрацию, то он не мог применяться при производстве экспертиз.2. Заключение комиссии экспертов Главного штаба РВСН МО РФ от 2 августа 2000 года (том 9, л. д. 68-71).а) Согласно постановлению о назначении экспертизы степени секретности от 15 мая 2000 года (том 9, л. д. 49-64), экспертиза была назначена по правилам ст. 189 УПК РСФСР, то есть вне экспертного учреждения.В соответствии со ст. 189 УПК РСФСР следователь был обязан удостовериться в личности, специальности и компетентности экспертов. проверить основания к отводу экспертов, разъяснить права и обязанности. предусмотренные ст. 82 УПК РСФСР.Как следует из показаний экспертов Килессо Л. А. и Солоничкина С. Н. в судебном заседании, указанные требования закона следователем при назначении указанной экспертизы не выполнялись.б) В соответствии со ст. 191 УПК РСФСР, заключение эксперта состоит из трех частей: вводной, исследовательской и выводов. При этом в исследовательской части заключения излагается процесс исследования: краткое описание исследуемых объектов, примененные при исследовании методы и полученные результаты.В экспертном заключении Главного штаба РВСН полностью отсутствует исследовательская часть, в связи с чем на основании указанного заключения невозможно определить, какие сведения эксперты исследовали, на основании каких обстоятельств и каких проведенных исследований эксперты пришли к своим выводам.Во вводной части экспертного заключения указано, что в распоряжение экспертов представлены выписки из протоколов допросов и протоколы допросов, копии материалов печатных изданий, при этом не указано, какие именно выписки и протоколы были представлены на экспертизу и исследовались. Выписок из протоколов допросов в деле не имеется. Не указано, кто, каким образом их составлял и какие сведения вносил.В постановлении о назначении экспертизы не приведены конкретные сведения, которые должны быть исследованы экспертами.Из показаний эксперта Стрельникова П. В. в судебном заседании следует, что выписки из протоколов допросов, протоколы допросов Сутягина на экспертизу не предоставлялись. Он исследовал текст аналитической статьи "Состав и современное состояние группировки сил и средств отечественной системы ПРН", но это была не статья, приложенная к протоколу допроса от 24.11.99 г. и не ее копия (том 1, л. д. 271-278).При таких обстоятельствах у суда отсутствует возможность проверить, какие сведения исследовались экспертами.в) Из названия и текста заключения комиссии экспертов ГШ РВСН МО РФ от 2 августа 2000 года следует, что это комиссионная экспертиза, то есть выполнена несколькими экспертами одной специальности.Однако допрошенные в судебном заседании эксперты Стрельников П. В., Килессо Л. А. и Солоничкин С. Н. показали, что в состав комиссии экспертов входили лица разных специальностей, и каждый эксперт проводил исследование только в пределах своей специальности.Таким образом, по делу была проведена комплексная экспертиза.В таком случае в заключении экспертов должно быть указано, какие исследования провел каждый эксперт, какие факты он лично установил и к каким выводам пришел. Если основанием окончательного вывода явились факты, установленные другим экспертом, то об этом также должно быть указано в заключении.При проведении указанной экспертизы это требование выполнено не было.В производстве экспертизы участвовали шесть экспертов, однако в экспертном заключении не указано, какие исследования провел каждый из экспертов, какие лично установил факты и к каким пришел выводам.Таким образом, при проведении экспертизы ГШ РВСН МО РФ от 2 августа 2000 года был нарушен порядок производства процессуальных видов экспертиз.г) При производстве экспертизы эксперты руководствовались "Перечнем сведений, подлежащих засекречиванию в Вооруженных силах РФ", утвержденным приказом МО РФ № 055 от 10 августа 1996 года, в частности, в экспертном заключении имеется указание на п. п. 15, 275 Перечня.Но, поскольку указанный Перечень является нормативным правовым актом и не прошел государственную регистрацию, то он не мог применяться при производстве экспертизы.3. Заключение группы экспертов Главного штаба ВМФ РФ от 25 июля 2000 года (том 9, л. д. 83-92).а) В соответствии со ст. 184 УПК РСФСР, следователь обязан ознакомить обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы и разъяснить ему права, предусмотренные ст. 185 УПК РСФСР.По смыслу закона эту обязанность следователь должен выполнять до производства экспертизы, чтобы обвиняемый смог воспользоваться своими правами, предусмотренные ст. 185 УПК РСФСР.Как видно из материалов дела, постановление о назначении экспертизы было вынесено 26 мая 2000 года (том 9, л. д. 73-91), экспертиза проведена 25 июля 2000 года (том 9, л. д. 83-92), обвиняемый Сутягин был ознакомлен с постановлением о назначении экспертизы лишь 7 августа 2000 года (том 9, л. д. 82). Тем самым Сутягин был лишен возможности воспользоваться правами, предоставленными ему статьей 185 УПК РСФСР.б) В соответствии со ст. 191 УПК РСФСР, заключение эксперта состоит из трех частей: вводной, исследовательской и выводов. В исследовательской части излагается процесс исследования: краткое описание исследуемых объектов, примененные при исследовании методы и полученные результаты.В данном экспертом заключении фактически отсутствует исследовательская часть, в связи с чем невозможно установить, какие сведения исследовались экспертами.Из вводной части экспертного заключения следует, что в распоряжение экспертов были представлены выписки из протоколов допросов Сутягина и эти выписки исследовали эксперты.Вместе с тем содержание сведений, которые находились в указанных выписках, не приведено ни в постановлении о назначении экспертизы, ни в заключении экспертов. Самих выписок в деле не имеется. Не указано, кто и каким образом их составлял и какие сведения в них вносил.При таких обстоятельствах у суда отсутствует возможность проверить соответствие сведений, содержавшихся в выписках, со сведениями из протоколов допросов Сутягина, а тем самым и проверить, какие сведения исследовались экспертами при производстве экспертиз.в) Заключение экспертов Главного штаба ВМФ РФ составлено как заключение комиссионной экспертизы.Однако из показаний эксперта Якутова И. Н. в суде следует, что каждый эксперт их группы давал заключение только по своей теме, в пределах своей компетенции и не давал заключения по другим темам. То есть фактически была проведена комплексная экспертиза, в которой участвовали пять экспертов разных специальностей.Вопреки разъяснениям, содержащимся в п. 6 Постановления Пленума Верховного суда СССР № 1 от 16.03.1971 г. "О судебной экспертизе по уголовным делам", из экспертного заключения ГШ ВМФ РФ невозможно установить, какое исследование провел каждый эксперт, какие он лично установил факты и к каким пришел выводам.г) При производстве экспертиз эксперты руководствовались "Перечнем сведений, подлежащих засекречиванию в ВС РФ", утвержденным приказом МО РФ от 10 августа 1996 года № 055. В частности, эксперты, давая заключение, руководствовались п. п. 228, 273, 350, 352 и 362 Перечня.Но, поскольку указанный Перечень является нормативным правовым актом, не прошел государственную регистрацию, то он не мог применяться при производстве экспертизы.4. Заключение экспертов Главного штаба ВВС и ПВО от 17 августа 2000 года (том 9, л. д. 115-122).а) В соответствии со ст. 184 УПК РСФСР, следователь обязан ознакомить обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы и разъяснить права, предусмотренные ст. 185 УПК РСФСР.По смыслу закона эти действия следователь должен выполнять до производства экспертизы, чтобы обеспечить обвиняемому возможность реализовать права, предоставленные ст. 185 УПК РСФСР.Как видно из материалов дела, постановление о назначении экспертизы вынесено 17 мая 2000 года (том 9, л. д. 94-103), заключение экспертов отпечатано 3 августа 2000 года (том 9, л. д. 122 (оборот), а обвиняемый был ознакомлен с постановлением о назначении экспертизы 11 августа 2000 года (том 9, л. д. 104).Таким образом, Сутягин был лишен возможности воспользоваться правами, предоставленными ему статьей 185 УПК РСФСР.б) Из постановления о назначении экспертизы следует, что экспертиза была назначена по правилам ст. 189 УПК РСФСР, то есть вне экспертного учреждения.Как следует из показаний эксперта Бориса С. В. в судебном заседании, со следователем по данному делу он вообще не встречался.Таким образом, следователем не были выполнены требования закона (ст. ст. 80, 82, 184-191 УПК РСФСР), обязывающие его разъяснить эксперту его процессуальные права и правила производства экспертизы.в) Заключение экспертов Главного штаба ВВС и ПВО РФ составлено как заключение комиссионной экспертизы и подписано в полном объеме четырьмя экспертами.Однако из показаний эксперта Бориса С. В. в судебном заседании следует, что каждый эксперт их группы давал заключение только по своей теме, в пределах своей компетенции и не давал заключение по другим темам. Таким образом, по делу фактически была проведена комплексная экспертиза, в производстве которой участвовали четыре эксперта разных специальностей.Вопреки разъяснениям, содержащимся в п. 6 Постановления Пленума Верховного суда СССР № 1 от 16.03.1971 г. "О судебной экспертизе по уголовным делам", из экспертного заключения Главного штаба ВВС и ПВО РФ невозможно установить, какое исследование провел каждый эксперт, какие он лично установил факты и к каким пришел выводам.г) Из вводной части экспертного заключения следует, что в распоряжение экспертов были предоставлены выписки из протоколов допросов Сутягина, а из текста заключения следует, что исследовались выписки из протокола допроса Сутягина от 4 ноября 1999 года на 9-ти листах и от 25 января 2000 года на 11-ти листах, фактически эти протоколы допросов изложены соответственно на 18-ти и 23-х листах (том 9, л. д. 116; том 1, л. д. 148-165; том 2, л. д. 51-74).При этом выписок из протоколов допроса Сутягина в деле не имеется, не имеется также никаких данных о том, кто и каким образом эти выписки составлял и какие сведения в них вносил.При таких обстоятельствах у суда отсутствует возможность проверить соответствие сведений, содержащихся в выписках из протоколов допросов, и сведений, содержащихся в протоколах допросов Сутягина, а значит, и проверить, какие сведения исследовались экспертами при производстве экспертизы.д) Согласно заключению эксперты ГШ ВВС и ПВО РФ, при производстве экспертизы использовали "Перечень сведений, подлежащих засекречиванию в ВС РФ", утвержденный приказом МО РФ от 10 августа 1996 года № 055. В частности, эксперты, давая заключение руководствовались п. п. 273, 274, 275, 278 Перечня.Указанный Перечень является нормативным правовым актом, не прошел государственную регистрацию, в связи с чем не мог быть использован при производстве экспертизы.Кроме того, указанный Перечень, а также тактико-технические задания на разработку двигателя, ракеты и самолет, которыми руководствовались эксперты при производстве экспертизы, являются секретными документами, в деле этих документов либо надлежаще оформленных выписок из них не имеется.Обвиняемый Сутягин был лишен возможности ознакомиться с этими документами либо выписками из них, имеющими отношение к делу.Таким образом, нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные органом предварительного расследования при назначении и производстве экспертиз степени секретности, привели к ограничению гарантированных законом прав обвиняемого Сутягина, в том числе и его права на защиту, поскольку он лишен возможности достоверно знать, какие конкретно источники и какие содержащиеся в них сведения исследовались экспертами, кто из экспертов и какие исследования проводил, какие факты установил и к каким выводам пришел, а в конечном счете и защищаться от обвинения, основанного на выводах экспертов.Указанные нарушения уголовно-процессуального закона могли повлиять на всесторонность, полноту и объективность исследования обстоятельств дела.Приведенные в определении нарушения требований ст. ст. 144, 205 УПК РСФСР, нарушения уголовно-процессуального закона при назначении и производстве экспертиз степени секретности, по мнению суда, являются существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, поскольку привели к ограничению права обвиняемого на защиту и могли повлиять на всесторонность, полноту и объективность исследования обстоятельств дела.При таких обстоятельствах в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР дело подлежит направлению для дополнительного расследования.Если при новом расследовании дела органы следствия придут к выводу о достаточности доказательств для предъявления Сутягину обвинения, то обвинение в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должно быть изложено конкретно, в соответствии с требованиями ст. 144 УПК РСФСР.Обвинительное заключение надлежит составить в соответствии со ст. 205 УПК РСФСР. Обвинительное заключение должно содержать конкретную формулировку обвинения, существенно не отличающуюся от предъявленного обвинения и не ухудшающую положение обвиняемого: содержание и анализ доказательств, на которые ссылаются органы следствия, в том числе содержание и анализ показаний обвиняемого по предъявленному обвинению, доводы обвиняемого, приводимые им в свою защиту и результаты проверки этих доводов и другие обстоятельства, указанные в ст. 205 УПК РСФСР.При наличии к тому оснований, с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в том числе и с соблюдением права обвиняемого на защиту, следует назначить и провести экспертные исследования конкретных сведений, предъявленных в обвинении Сутягину.В связи с тем, что данным судебным решением вопрос о виновности либо невиновности Сутягина по предъявленному ему обвинению не разрешается, то ходатайство об исключении из обвинения Сутягина доказательств по мотиву их недопустимости, заявленные подсудимым Сутягиным И. В. и его защитниками, адвокатами Васильцовым В. Ф., Ставицкой А. Э. и Гаврюниным Г. Ю.,- суд оставляет без рассмотрения.Любому объективному юристу понятно, что доказательств вины Игоря Сутягина не существует. В противном случае следователи ФСБ обязательно передали бы их суду.Очевидно, что в соответствии с установленными в ходе судебного процесса фактами, суд должен был вынести единственный основанный на законе приговор: оправдать Игоря Сутягина в связи с отсутствием доказательств вины. Давление ФСБ и высших государственных структур привело к тому, что ФСБ получила возможность переэкзаменовки. Разумеется, за счет Сутягина, который, несмотря на недоказанность вины, остался в следственном изоляторе.Судья не смог поступить по закону и по совести и вынести оправдательный приговор, но у него хватило мужества показать в определении всю необоснованность претензий ФСБ. И самое главное, что сделали это не правозащитники, а федеральный судья А. Гусев.
 
 Re: Письмо из Лефортово.
Автор: korob [Канск] (---.istokk.ru)
Дата:   давно

ИМХО:
Американские разведчики молодцы!
Вычислили человека,обладающего выдающимися аналитическими способностями,нашли у него болевую точку(квартирный вопрос, так портящий людей) и сделали предложение от которого он не смог отказаться.
Думаю,что все темы что отрабатывал Сутягин были тренировочными(очень большой круг вопросов охватывают - практически все виды ВС).Но именно проявляя себя в различных темах,он и показал себя как человек оправдывающий свои гонорары с готовностью решать более сложные задачи в будующем.
А читая наши газеты и обладая способностями и опытом анализа ,на первый взгляд не связанных фактов,можно добиться многого.
А то что пишут в местных газетах вообше ужас -- взять подшивку за два года и графики заступления в БД можно составить.
И ещё очень обидно,что его способности не использовали Российские спецслужбы.
 
 Куда делась агентура?
Автор: 1g  (---.scs-900.ru)
Дата:   давно

http://www.contr-tv.ru/article/manipul/2003-09-19/agent Куда делась агентура?





Когда в произведениях Куприна или Пикуля встречается упоминание о массовом японском шпионаже в годы русско-японской войны, у читателей это не вызывает каких-либо сомнений. Однако стоит лишь завести речь о сталинской эпохе, как здравый смысл куда-то улетучивается. Любые слова о том, что тот или иной персонаж был японским или, к примеру, польским шпионом, вызывают глумливое хихиканье, воспринимаются как нечто абсурдное и в принципе невозможное.

И в самом деле, откуда в Советском Союзе взяться шпиону? Это в царской России шпионаж мог иметь место. Но стоило лишь утвердиться власти большевиков — и та же японская агентура вымерла естественным путем, как тараканы на морозе. Несмотря на то, что для Японии СССР оставался потенциальным противником.

Ещё в 1929 году на совещании японских военных атташе, созванном в Берлине, обсуждались методы диверсий, которые должны были проводиться из европейских стран в предполагаемой войне против СССР.

Десять лет спустя рейхсфюрер СС Гиммлер сообщал о состоявшейся 31 января 1939 года встрече с послом Японии в Берлине генерал-лейтенантом Хироси Осимой следующее:


«Сегодня я посетил генерала Осиму... Мы обсудили заключение договора, благодаря которому треугольник Германия — Италия — Япония принял определённую твёрдую форму. Он сообщил мне также, что вместе с германским контршпионажем (абвер) осуществляет большую работу по разложению в России через Кавказ и Украину. Однако эта организация сможет стать эффективной только в случае войны».

И далее:

«Для этого ему удалось послать десять русских с бомбами через русскую границу. Эти русские имели приказ убить Сталина. Большое количество других русских, которых он также послал, были застрелены на границе...».

Действительно, советские пограничники регулярно вылавливали японскую агентуру. Например, вот что сообщал начальник УНКВД по Хабаровскому краю комиссар госбезопасности 3-го ранга И. Ф. Никишов в НКВД СССР 22 августа 1939 года:

«В июле сего года в районе 63-го погранотряда при нелегальном переходе границы были задержаны японские агенты: Трофимов Василий Андреевич, 1912 года рождения, уроженец Еврейской автономной области, бежал в Маньчжурию в 1933 г.; Рогач Иван Ефимович, 1914 года рождения, уроженец Харбина; Хижин Леонид Алексеевич, 1916 года рождения, уроженец Благовещенска, родители которого в 1919 г. эмигрировали в Харбин, где Хижин воспитывался. Все трое сознались, что в апреле сего года были завербованы представителями японской военной миссии в Харбине в состав диверсионно-террористической группы, переброшены на нашу территорию с основными заданиями: совершить теракт против командарма Штерна, организовывать крушения воинских поездов и т.д. У одного террориста при задержании изъято оружие — револьвер-наган с боевыми патронами, 2 винтовки со 120 боепатронами. Руководителю группы Трофимову были даны три явки на нашей территории. Допрос продолжается в направлении вскрытия всех известных им японских агентов, переброшенных в СССР» .

13 февраля 1940 года военным трибуналом 2-й Отдельной Краснознамённой армии Трофимов, Рогач и Хижин были приговорены к расстрелу. 12 июля 1940 года Военная коллегия Верховного суда СССР заменила Рогачу и Хижину высшую меру наказания 10 годами лишения свободы. Хижин вскоре умер в местах лишения свободы, а Рогач дожил до хрущёвской «реабилитации». Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 4 июня 1959 года дело по обвинению Трофимова, Рогача и Хижина было пересмотрено, их действия переквалифицированы на ст.84 УК РСФСР (незаконный въезд в СССР) и срок наказания всем троим определён в 3 года лишения свободы . И как только сталинским опричникам могло прийти в голову объявить японскими агентами трёх молодых людей, нелегально перешедших с оружием в руках границу со стороны оккупированной японцами Маньчжурии в самый разгар боёв на Халхин-Голе!

Впрочем, если верить либеральной общественности, избавившись от коммунизма, Россия по-прежнему сохраняет загадочный иммунитет к иностранному шпионажу. В нынешней РФ тоже в принципе не может быть шпионов. А те, кто кажутся таковыми, на самом деле правозащитники, борцы за экологию или, на худой конец, честные западные бизнесмены. Тем не менее, благодаря успешной работе НКВД агентурные сети иностранных держав накануне Великой Отечественной войны оказались практически полностью уничтоженными.

Вот что пишет по этому поводу западногерманский историк П. Карелл:

«Как обстояло дело с немецким шпионажем против России? Что знало немецкое руководство от секретной службы? Ответ — в двух словах: очень мало!.. Оно ничего не знало о военных тайнах русских... Мы насчитывали перед началом войны в Красной Армии 200 дивизий. Через 6 недель после начала войны мы вынуждены были установить, что их было 360» .

Такая же участь постигла и японскую разведку. Если во время русско-японской войны 1904–1905 гг. в Токио знали о каждом шаге русской армии, то на этот раз там даже не заметили массовой переброски войск с Дальнего Востока на советско-германский фронт. Произошло это как благодаря проведённой в 1937–1938 гг. «зачистке» приграничной местности от потенциальных неблагонадёжных элементов, так и в результате целенаправленной работы НКВД по выявлению японской агентуры.

И.Пыхалов
 
 Re: Письмо из Лефортово.
Автор: Москвич  (---.pppoe.mtu-net.ru)
Дата:   давно

Обидно,конечно,что люди,действительно,такого выдающегося ума,не работают на благо Родины,имея за свой труд оплату,обеспечивающую достойную жизнь,а оказываются за решёткой,проведя до суда четыре года под следствием.
Принадлежность фирмы,с которой он контактировал,к разведслужбам - недоказана,следовательно - незадокументирована и остаётся,таким образом болтовнёй.
Формулировка обвинения, изложенная в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении, не только не содержит конкретных сведений, но и по-разному изложена.
Эксперты подтверждают, что все сведения были получены Сутягиным из общедоступных источников, однако при этом считают, что собранные воедино они представляют государственную тайну!
До сих пор неизвестно имя "главного злодея" - то есть той самой разведки, на которую якобы работал Сутягин. Ну нет в Америке такой "военной разведки США". Есть Defence intelligence agency, по советской классификации РУМО (разведуправление минобороны - так она и проходит во всех наших официальных документах), есть разведка военно-морского флота, есть Агентство нацбезопасности - всего в разведсообществе США существует более десятка разных разведок.
Причем почему-то в других случаях наши следственные органы могут конкретизировать обвинение. Например, Поуп был осужден за шпионаж на разведку именно военно-морского флота США.
А здесь - путаница и глупости. РИА Новости вообще опубликовало интервью с неким анонимом из российских спецслужб, который, комментируя дело Сутягина, стал говорить о ЦРУ - структуре, никогда в деле не упоминавшейся. Такое впечатление, что даже в ФСБ плохо представляют, кто же "главный злодей".
Если даже судья А.Гусев упрекнул ФСБ в необоснованности претензий,
то остаётся согласиться с мнением,однажды озвученном в СМИ: в ФСБ работают двоечники.
Неудивительно,что Герой России Патрушев,сделал карьеру в разгар Чеченской войны и растущего терроризма,сращивания спецслужб с криминалом,усиления коррупции(а начинал он взлёт в Москве с должности начальника Управления собственной безопасности Конторы Глубокого Бурения).Страна абсурда.Зато он сидел в ленинградской школе за одной партой с Грызловым и лично предан ВВ.
 
 Re: Письмо из Лефортово.
Автор: Иевлев (---.ostrov.net)
Дата:   давно

То, что 90% рзвединформации черпается из открытых источников, общеизвестно.То, что совокупность открытых сведений может быть уже секрето и должна бы охраняться, тоже не новость. Но т этого вина Сутягина не становится очевидной. Охрана Гостайны не его обязанность (надо было думать вождям, которые отменяли "литовку").
Собирательство и обобщение открытых сведений не запрещено.
А уж какие виды на него имели чужие разведки-вообще темный лес.
И уж никак их планы ему не вменишь. В общем, дело какое-то не убедительное пока.
Страницы:  1  2 




Карта форума - Общий форум


Архив объединенного форума
Toyota - Nissan - Mitsubishi - Honda - Mazda - Subaru - Suzuki - Isuzu - Daihatsu
1990 - 1991 - 1992 - 1993 - 1994 - 1995 - 1996 - 1997 - 1998 - 1999 - 2000 - 2001 - 2002 - 2003 - 2004 - 2005 - 2006 - 2007 - 2008 - 2009 - 2010 - 2011 - 2012 - 2013 - 2014 - 2015 - 2016 - 2017 - 2018 - 2019 - 2020 - 2021