1. Город Озерск-одно из чистейших мест на планете! В лабораториях ядреных не бывал, не знаю, в озере

Двадцать Чернобылей на нашу голову... - Архив объединенного форума
Drom.ru - японские автомобили
Продажа авто | Каталог | Отзывы | Вопросы и ответы

Объединенный - Выбор и приобретение - Общие вопросы - Гараж - Страхование - Музыка в авто - Правовой - GT
Toyota - Nissan - Mitsubishi - Honda - Mazda - Subaru - Suzuki - Isuzu - Daihatsu - Грузовики и спецтехника - Барахолка (продам) - Барахолка (куплю)

Перейти на новый Общий форум

 Список форумов  |  Архив объединенного форума  |  Поиск  Страницы:  1  2  3  4  5  6 
 Опять экологи на нашу голову...
Автор: Челябинец (217.151.224.---)
Дата:   давно

1. Город Озерск-одно из чистейших мест на планете! В лабораториях ядреных не бывал, не знаю, в озере Карачай побывать и не хотелось бы, но сам город - образец экологии. У Вас в городах больше уровень радиации, чем здесь, только вы об этом не знаете, потому что его никто не измеряет, а здесь за этим следят. Сам бы здесь жил, жаль, не пускают...
2. В отличие от вас, люди здесь живут постоянно и "ядерную помойку" у себя на дому делать не будут. Поэтому, если сами "маяковцы" согласны что-то строить или ввозить, то им виднее, они специалисты и там живут. А если они не согласны, то кто ж им там без их ведома что-то построит?
3. В "Маяке" уже столько ядерных материалов хранится, что несколько тонн больше, несколько тонн меньше - не имеет значения. Если рванет - и имеющегося всем хватит. Поэтому надо не Чернобыли считать - двадцать их или двести, а охрану этого дерьма усиливать, чтобы не рвануло.
4. Поэтому предлагаю: истерику прекратить, оставить Маяк в покое, перейти к обсуждению автомобильных новостей.
 
 Re: Двадцать Чернобылей на нашу голову...
Автор: Evgeny (---.mplik.ru)
Дата:   давно

Уважаемый Москвич, если есть грамотные кадры и они правильно мотивированы, как сейчас модно говорить, и действуют в рамках действующих правил и норм, написанных, кстати, кровью, то все будет в норме. Или пусть с радиацией имеют дело кухарки? Партия сначала устроила в Чернобыле эксперимент, что то там хотели к 1 мая досрочно и обос_рались. Потом так же, безголово, ликвидировали, не думая о людях, в наших добрых традициях, не беря в расчет дозовые нагрузки ложатся на ликвидаторов.

Мужики, мы больше получаем дозу при рентгеновских процедурах, но про это не принято говорить и писать. Техногенные источники излучения дают по международным оценкам ок. 2% дозы в среднем на человека.

В общем то человечество научилось иметь дело с радиацией, сводя риск кминимуму. Ядерно- топливный цикл таков, что радиоактивные вещества попадают в биосферу в незначительных количествах, когда все работает в штатном режиме. Так этим надо умело пользоваться. Если мы видим каждый день автомобильные аварии, то это не повод запретить автомобиль, это всего лишь повод введения новых организационных и технических мер безопасности дорожного движения.

Такова селявуха.
 
 Re: Двадцать Чернобылей на нашу голову...
Автор: Москвич  (---.pppoe.mtu-net.ru)
Дата:   давно

Даа-а-а,почитал я Челябинца,почитал Evgeny ,грустно стало.До чего же русского человека можно иметь,просто до бесконечности.А он ещё и радуется и спрашивает:может ещё нагнуться,может вам неудобно?
Без обид,уважаемые оппоненты.Оказывается,экология в Челябинской области зашибись,чище чем в других уголках России.Специалисты бдят,народ здоровеет,а Родина считает бабки.А статистика,да брехня это всё:каждый второй умирает от рака,не дожив до 40 лет.Ну,почитайте тогда внимательно хронику последних трёх лет.Только внимательно.

12/04-2001 Маяк
Паводок не угрожает ПО «Маяк»
Весенний паводок в Челябинской области, который в 2,5 раза превышает по объемам талой воды прошлогодний уровень и в 2 раза средний показатель для региона, не приведет к экологической катастрофе и разливу радиоактивных вод озера Карачай и Теченского каскада водоемов, которые служат для захоронения радиоактивных отходов ПО «Маяк» (г.Озерск, Челябинская обл.). Об этом заявил заместитель губернатора Челябинской обл. Геннадий Подтесов, выступая 3 апреля на специальном совещании в администрации региона. Чтобы обсудить проблемы «Маяка», в Озерск съехались ученые и специалисты из Российской академии наук, МЧС, Министерства по природным ресурсам, Росатомнадзора, администрации области. Академик Борис Мясоедов, глава межведомственного совета по радиохимии, заявил, что «возникла настоятельная необходимость создать концепцию и на ее основе принять перспективный план решения проблемы Теченского каскада и озера Карачай». Оказывается, до сих пор засыпка озера, которая завершена уже на две трети, велась без концепции и плана. При этом специалисты всегда уверяли, что ситуация под контролем.
13/04-2001 Маяк
ПО "Маяк" опровергнет книгу Гиннесса
"Книга Гиннесса" в разделе "Самые крупные атомные катастрофы" сообщает об известном взрыве контейнера с высокоактивными отходами на ПО "Маяк" в 1957 г.:"...произошел выброс радиоактивных веществ, которые рассеялись на территории 23000 кв. км. Более 30-ти небольших поселений в радиусе 1200 кв. км были стерты с карты Советского Союза, около 17 тыс. человек эвакуированы в течение трех лет. Но за последующие 32 года 8015 человек умерли в результате лучевого поражения..." В ответ на это ПО "Маяк" направил в адрес издательства "Гиннесса" опровержение данных фактов. Согласно представителям "Маяка", на самом деле после взрыва на территории предприятия осело 90% выброшенных в атмосферу активных веществ. Остальные 10% покрыли территорию площадью 20 тыс. кв. км. В результате этого обычного, а не ядерного взрыва отсутствовала ударная волна, и ни один из 30-ти населенных пунктов не пострадал, и никто не погиб. В течение недели было выселено 600 человек и в последующие полтора года - примерно 9600. Случаев острой лучевой болезни не было диагностировано, считают представители ПО "Маяк". Ранее уже бывший министр по атомной энергии Евгений Адамов утверждал, что в результате Чернобыльской аварии погибло всего несколько десятков человек. Остальные погибли от психологического стресса, насаждаемого СМИ.
18/02-2002 Маяк
«Маяк» опасен для России
Теченский каскад водоемов, в котором хранятся жидкие радиоактивные отходы химкомбината «Маяк», является объектом повышенной опасности для Урала и России в целом. Такая обоснованная тревога прозвучала на координационном межведомственном совещании в Челябинске. Об этом говорили многие выступающие, в том числе и один из докладчиков министр РФ по атомной энергии Александр Румянцев. В распространенном на совещании пресс-релизе отмечается, что «весной 2001 года уровень воды в водохранилище и верхнюю отметку плотины разделяло все лишь 30 сантиметров, еще 3-4 полноводных года, и 400 млн кубометров воды, загрязненной ядерными отходами, хлынут в потоки Тобола, Иртыша, Оби а оттуда — в северный Ледовитый океан». Как заявил на итоговой пресс-конференции заместитель председателя правительства России Илья Клебанов, «наиболее целесообразными признаны два варианта — либо строить еще одно хранилище, либо возобновить строительство Южно- Уральской атомной электростанции». И тот, и другой требуют очень крупных капитальных затрат, близких по объемам. Однако, если построить еще одно хранилище, оно будет служить лишь экологической охране окружающей среды. А вот атомная электростанция кроме необходимого выпаривания излишней жидкости опасного водоема, позволит еще и пополнить энергетический ресурс Урала, что очень важно для его энергоемких предприятий. Есть и еще один «плюс» от реализации именно такого варианта — пойдут в мирное дело накопленные на «Маяке» запасы плутония, полагал Клебанов. «В самое ближайшее время, в зависимости от возможностей российского бюджета, мы примем конкретное решение с внесением его в бюджет 2003 года, — сказал Илья Клебанов. — Мы очень близки к принятию такого решения, которое позволит решить проблемы экологии, направление развития атомной энергетики на Урале и трудоустройства большого количества специалистов». Сегодня Илья Клебанов был лишен вице-премьерской должности президентским указом.

30/04-2002 Маяк
Угроза разлива радиоактивных отходов «Маяка»
Челябинские депутаты просят правительство РФ принять меры по защите от возможного разлива радиоактивных отходов химкомбината «Маяк».
Депутаты Законодательного собрания Челябинской области приняли традиционное весеннее обращение к председателю правительства РФ Михаилу Касьянову с просьбой принять неотложные меры по защите окружающих территорий от возможного разлива радиоактивных отходов химкомбината «Маяк». В обращении (а такие обращения пишутся из года в год) говорится, что «состояние Теченского каскада водоемов объемом 300 миллионов кубометров, образованного для приема низко-активных жидких радиоактивных отходов предприятия в период выполнения ядерных оборонных программ, вызывает особые опасения в связи с возможным переполнением». В случае двух-трех полноводных лет специалисты не исключают возможности переполнения. В таком варианте потоки зараженной радиацией воды могут хлынуть в Тобол, Иртыш и Обь, чего допустить нельзя. Для решения проблемы Минатом предлагает построить Южно-Уральскую АЭС, для чего, к счастью, у ведомства нет средств. До других способов предотвращения катастрофы в министерстве не додумались.

. 30/01-2003 Маяк
В Челябинской области назревает экологическая катастрофа
Уровень воды в Теченском водоеме, куда в 50-х годах «Маяк» сливал радиоактивные отходы, приближается к критической отметке, сообщили «Аргументы и Факты».
Если вода перельется через плотины, то зараженной окажется огромная территория, вплоть до Северного Ледовитого океана. »Из-за обилия талой воды и осадков в последние годы уровень постоянно поднимается. В прошлом году до максимально разрешенной отметки оставалось 27 см, сейчас — 20«, — заявил Александр Суслов — технический директор ПО «Маяк». Правительство Челябинской области направило премьер-министру РФ Михаилу Касьянову запрос с просьбой ускорить решение проблемы Теченского водоема


07/03-2003 Маяк
Госатомнадзор России выдал ФГУП ПО «Маяк» лицензию на право работы радиохимического завода РТ-1
5 марта Госатомнадзор России выдал ФГУП ПО «Маяк» лицензию на право работы радиохимического завода (235) на 2003 г.
В интервью Nuclear.Ru генеральный директор «Маяка» Виталий Садовников сообщил, что «предприятием получены все необходимые документы и теперь «Маяк» имеет право работать во всем створе предусмотренных технологий». «Те условия, которые ставил Госатомнадзор России для выдачи лицензии, выполнены», — сказал В. Садовников. В конце декабря Госатомнадзор отправил Виталию Садовникову письмо, в котором сообщил об отзыве лицензии. Главным основанием стало систематическое нарушение «Маяком» статьи 104 Водного кодекса, статьи 51 закона «Об охране окружающей среды» и статьи 48 закона «Об использовании атомной энергии», запрещающих сброс жидких радиоактивных отходов в открытые водоемы. Госатомадзор отметил, что «Маяк» не предоставил согласованный с Министерством природных ресурсов план поэтапного снижения и прекращения сбросов ЖРО. Сейчас, по словам Садовникова, лицензия предусматривает жесткое выполнение конкретных мероприятий по сокращению сбросов жидких радиоактивных отходов в Теченский каскад водоемов и водоемы 9 и 17. Но несмотря на «жесткость», выбросы предполагается прекратить только через 5-7 лет. А к тому времени, по признанию самого Садовникова на конференции трудового коллектива предприятия в этом году, «Маяк» может закрыться, поскольку оборудование устаревает, а средств на его реконструкцию взять негде.

Уважаемые Челябинец и Евгений,всё под контролем?!



.
 
 Re: Двадцать Чернобылей на нашу голову...
Автор: Estar  (---.dvgu.ru)
Дата:   давно

С другой стороны мы ЕДИНСТВЕННАЯ страна в мире которая сама завозит отходы.
Япония, Франция, Англия - усиленно от них избавляются, а нам благо.
Да не уже ли, при такой то оплате за хранение, и им этого не надо, ведь все безопасно?

Евгений.
 
 Re: Двадцать Чернобылей на нашу голову...
Автор: Evgeny (---.mplik.ru)
Дата:   давно

Мужики, на Маяке есть производство- регенерация твэлов.
Это означает, что твэлы после компании выдерживают в отстойнике, режут, растворяют и выделяют уран. Снова делают твэлы- и на АЭС.
Штаты эту технологию освоить не смогли и хоронили твэлы целиком. Возможно, по этой причине 1 кВт*ч у них дороже.

Французы вырабатывают 75% электричества на АЭС- и не жужат! У нас постоянно пикеты, протесты, причем протестующие темой не владеют.

Несомненно, радиоактивных засранок на нашейтерритории быть не должно. Без ложной скромности могу сказать: я принимал участие в ликвидации небольших радиационных аварий у нас в регионе. Но вот беда: из радиации сложили миф, жуткий миф, пугало. Заболела голова- от радиации. Похмелье- от нее же. Остальные факторы не влияют на качество и продолжительность жизни.

Радиационный миф во всю используется для обогащения, облопошивания простаков. А мы за чистую монету все принимаем.
 
 Re: Опять экологи на нашу голову...
Автор: Mike(Tomsk)  (---.dul.tomsknet.ru)
Дата:   давно

По поводу того что "маяковцы" у себя дома ядерную помойку делать не будут-заблуждение. Они хоть что сделают что бы работу сохранить в условиях сокращения госпотребности в таких специалистах. Они без этой помойки станут никому не нужны и "умрут" в нищете. У нас в Северске тоже самое. Старые реакторы отрабатывают свое и целый город, причем закрытый, со своими 120 000 человел станет дипрессивным. Работать будет негде. Так вот для того что бы сохранить город в таком состоянии, СХК и свои мягкие кресла, серерские начальники пытаются то "новую" АЭС смонтировать (которая с начала 70-х по всему СССР болтается - нигде не нужна и ни дня не работала), то постоить завод по переработке МОКС топлива.... @!#$ы короче. Ради своей работы готовы под удар поставить кучу народу. И ведь Северск этот не гдето в тайге, а всего 5 км от Томска, по сути является одним из районов города, даже ближе чем Академ в Новосибе, а эти северчане почти все работают в Томске. Дипрессия там уже началась. Супермаркет открыли "ЛАМА" (в Томске на каждом углу) - событие городского машстаба епть!!! Стереотип такой сложился: Парни почти все "качки" или "потенциальные безнадежные должники"(их из за этой решетки трудновато бывает достать), а девки почти все "шлюхи" (на КПП пацаны томские их привозят/увозят постоянно) или "проститутки" (на вызовы из 8/10 северчанки+2/10 из районов области).
 
 Re: Двадцать Чернобылей на нашу голову...
Автор: Ромыч [Мегион] (195.16.118.---)
Дата:   давно

ИМХО сделали один показательный могильник. На самом деле страна большая и скрыть можно все что угодно. Был я под тюменью 90 км на север от тавды, дальше одни болота на много сотен км. так вот в местных газетах такую хрень пишут: самолетами в эти болота контейнеры сбрасывают с радиактивными отходами, клюкву местным на базаре запрещают продавать, фонит. Я бы еще в этом сомневался если-бы не родственники которые сами видели непонятно почему сдохших зверей, и посреди болот солдат охраняющих определенную территорию.

Истина где-то рядом ®
 
 Re: Двадцать Чернобылей на нашу голову...
Автор: Evgeny (---.mplik.ru)
Дата:   давно

Если уж на то пошло, закрытых атомных засранок практически нет.
Есть места, где пребывание опасно- там колючка и знаки.
В 15 веке америку можно было открыть и можно было даже не понять, что ты открыл, в 21-м- едва ли. Найти сейчас эпицентр засекреченной аварии у себя под носом едва ли возможно.

Ромыч, за свою недолгую карьеру таких баек я наслушался ...
но ни одного дозиметриста там не было. Почему сразу радиация,а не ОВ, ни бакт. оружие?
Свяжитесь с центром мониторинга ГО ЧС, они любят быть героями, рапортавать о смертельной опасности, бить в колокола, получать под это дело погоны и оклады. Тюменская обл. ох как не бедна. Еси там что то реально накосячено, тайны из этого делать не будут, наоборот, для вышибания денег поднимут шум. Ну и вполне возможно, предпримут там чего то.

Тюменская обл. небогата объектами ЯТЦ, там максимум что может быть- РИТЭГ метеорологов, дефектоскоп или блоки с цезием нефтяников , нейтр. источник геофизиков. Пожалуй, все. Объектов ВМФ там нет по причине удаления от океана.

Конкурс на самую безмозглую байку на тему радиации продолжается.
 
 Re: Двадцать Чернобылей на нашу голову...
Автор: Москвич  (---.pppoe.mtu-net.ru)
Дата:   давно

Вот,нашёл "безмозглую" байку,с тех пор много радиоактивной воды убежало:

Опубликовано в журнале:
«Новый Мир» 1994, №3
САМЫЙ ДЕШЕВЫЙ СПОСОБ ИЗБЕЖАТЬ ВОЙНЫ?
Интервью с академиком Ю. Трутневым в “Известиях” (18.08.92) “Бомба — самый дешевый способ избежать войны” мне довелось прочесть с некоторым опозданием, совсем недавно. Я, агрохимик по специальности, профессионально занимавшаяся проблемой защиты растений от радиационного заражения, стала сосредоточивать в своем архиве и печатные материалы, связанные с пагубным воздействием испытаний атомного оружия на население нашей страны.
Подобных фактов, ранее тщательно скрывавшихся от общественности, в прессе за последнее время стало появляться значительно больше. И вот, разбирая и систематизируя многочисленные газетные публикации, я натолкнулась на выступление академика Ю. Трутнева, которое показалось мне во многом примечательным.
Даже по своей тональности оно отличалось от других публикаций, связанных с экологическими проблемами. Большинство авторов с тревогой писали и пишут о том, какой невосполнимый ущерб причинен здоровью народа, природе России за последние десятилетия ядерными испытаниями на наших засекреченных полигонах или в результате аварий на разного рода закрытых военных объектах, где производилось атомное оружие.
Тон же выступления академика Ю. Трутнева полон невозмутимости, довольства собой: мы все, мол, отлично предусмотрели наперед, все идет как надо и т. п. При этом ученый-ядерщик утверждает (очевидно, от имени своих коллег): “...со-весть у нас чиста, так как у нас не было Хиросимы и Нагасаки. И аварий с оружием не случалось ни разу...” Хотелось бы этому утверждению поверить. Но факты, к сожалению, опровергают подобные заверения.
Хиросимы и Нагасаки у нас действительно не было. Но было многое другое. Напомню академику Ю. Трутневу только некоторые факты из почти полувековой летописи создания и совершенствования нашего ядерного оружия. Ведь некоторые страницы этой летописи много лет тщательно утаивались от народа, о них предпочитает умалчивать и Ю. Трутнев. Когда же эти факты предали огласке, стало ясно, почему так поступали Минсредмаш, ВПК, Минатомэнерго вкупе с обслуживающей их ведомственной наукой, много лет вели и продолжают вести войну с собственным народом.
Поэтому слова академика Ю. Трутнева о “чистой совести” наших ядерщиков для меня пустая риторика. Факты, повторяю, свидетельствуют о другом. Поэтому перейдем к фактам.
Сразу оговорюсь. Каждый факт привожу со ссылкой на определенный печатный источник. Вынуждена это делать, чтобы мои оппоненты не обвинили меня в предвзятости, подтасовке, некомпетентности и прочих грехах. Пусть же читатель не посетует на мою излишнюю дотошность.
14 сентября 1954 года на Тоцком полигоне в Оренбургской области прошли воинские учения, на которых впервые опробовалось атомное оружие отечественного производства.
Вот свидетельство одного из непосредственных участников этих учений, ныне пенсионера и инвалида 2-й группы Ю. Сорокина: “За два месяца до взрыва я как начальник разведки оборудовал НП в трех километрах от предполагаемого эпицентра и при нем землянку, где мой взвод мог укрыться от взрыва... Как смертникам, выдали новое, с иголочки обмундирование и снаряжение.
Мой НП посетили и благословили на прохождение через эпицентр министр обороны Н. А. Булганин, маршалы А. М. Василевский, И. С. Конев, генералитет Министерства обороны, министры обороны ГДР, ЧССР, КНР, Польши, академик И. В. Курчатов с группой ученых. Они разглядывали нас, как стадо перед бойней... Взрыв бомбы был сигналом для короткой двадцатиминутной артиллерийской подготовки. После ее окончания мы бросились в атаку добивать “противника”. После окончания учения дезактивация не проводилась, если не считать выбивания палками пыли из обмундирования, которое мы опять надевали с той же радиацией. Медицинского контроля не было. За этот подвиг маршал Г. К. Жуков объявил мне и всем участникам учений благодарность. Нас снимали в кино... Сразу начались болезни. В 1958 году в возрасте 33 лет меня уволили по сокращению штатов на пенсию в 57 рублей за выслугу. При увольнении, вопреки правилам, военно-медицинской комиссией не был обследован. На гражданке я часто болел... В 1984 году дали II группу инвалидности по общему заболеванию, не дав доработать до пенсии по возрасту. ВТЭК не смогла установить причинную связь инвалидности со службой в армии, сославшись на инструкцию, которая не предусматривает испытания на людях атомного оружия, и отсутствие справки о дозах облучения меня. Жуков не оставил ее мне”.
И таких, как Ю. Сорокин, невольных жертв среди рядового, сержантского, офицерского состава — множество (ведь в тоцких учениях 1954 года участвовали 44 тысячи человек). Из них, по свидетельству газеты “Россия” (17 — 23.08.91), сегодня найдена едва лишь тысяча. Тысяча еще живых! К этому следует добавить повышенный уровень заболеваемости и смертности среди окрестного сельского населения, хотя такая медицинская статистика никем не велась, не фиксировалась. По свидетельству газеты “Комсомольская правда” (14.09.90), в Тоцкой центральной районной больнице вся документация по онкологическим заболеваниям после 1954 года уничтожена, ибо по инструкции ее положено хранить не более пяти лет.
Может быть, такое равнодушие медицинской науки к судьбам соотечественников, жертвам атомного взрыва, — следствие нашей обычной неорганизованности, халатности? Возможно, и это имело место. Но главное в другом. Если облученных на тоцких маневрах простых солдат военное начальство обязало дать подписку о неразглашении того, что они присутствовали при испытании атомного оружия, тем самым лишив их своевременной медицинской помощи, значит, армейское руководство меньше всего заботила жизнь подчиненных. Последним, как ни печально это констатировать, отводилась лишь роль подопытных кроликов. И только!
Это вполне сообразуется и со свидетельством тогдашнего председателя Тоцкого райисполкома Ф. И. Колесова, которое приводит та же “Комсомолка”. Колесов еще до начала пресловутых учений задавал военным свой “детский” вопрос: “Почему, говорю, не в песках взорвать, мало их у нас, песков? А они, мол, нам надо знать, как будет здесь — тут такой же изгиб земли, как в Германии, и населено так же”. Вот, оказывается, в чем дело! Метили в Германию, а пострадали жители десятков и сотен русских, мордовских, татарских и прочих сел Оренбуржья и Урала.
Нет сомнений, что 14 сентября 1954 года войдет в список скорбных дат человеческой истории наряду с 6 и 9 августа 1945-го (даты атомной бомбардиров-ки Хиросимы и Нагасаки) и 26 мая 1986 года — днем аварии на Чернобыльской АЭС...
А история другого — Семипалатинского — атомного полигона. Ныне он уже на территории соседнего государства — Республики Казахстан. Здесь, как теперь стало известно, уже с 1949 года проводились ядерные испытания. Общая численность населения одного Алтайского края, соседствующего с полигоном и сис-тематически подвергавшегося радиоактивному воздействию, составляет почти пол-тора миллиона человек. И за эти годы Алтай по меньшей мере 56 раз накрывало радиоактивное облако, при этом в 22 случаях зарегистрировано выпадение радиоактивных осадков. Ныне с уверенностью можно говорить о губительном воздействии этих испытаний на Семипалатинском полигоне. Только за десятилетие 1975 — 1985 годов смертность от лейкоза возросла в этом регионе в семь раз. Во многих семьях, живущих в поселках вокруг полигона, анемия у детей подскочила в сто двадцать раз, велика и детская смертность, каждый третий ребенок рождается мертвым или инвалидом. Испытания здесь прекратились лишь три года назад, после настойчивых и многолетних протестов жителей Казахстана, Семипалатинской области и Алтая.
Кроме закрытого ныне Семипалатинского атомного полигона продолжает функционировать и самый северный наш испытательный ядерный плацдарм на Новой Земле (бывший секретный “объект № 700”), где отработка новых технологий в предыдущие десятилетия велась наиболее интенсивно. С 1955 года здесь производились атмосферные, подводные и подземные ядерные взрывы. Совокупная мощность их только в атмосфере Новой Земли за шесть месяцев 1961 — 1962 годов составила около 300 мегатонн, что превышает суммарную мощность всех атмосферных испытаний прочих ядерных держав с 1945 по 80-е годы (“Комсомольская правда”, 31.10.91).
Так, 30 октября 1961 года над Новой Землей взорвали наиболее мощную за всю историю испытаний водородную бомбу в 58,5 мегатонны. Сколь чудовищной оказалась сила этого взрыва, свидетельствует хотя бы тот факт, что на острове Диксон в 700 километрах от полигона ударной волной выбило стекла в домах. По оценкам специалистов, последствия этих термоядерных взрывов будут сказываться на здоровье многих поколений в течение 5600 лет (“Российская газета”, 5.11.91)1.
Впрочем, сами ученые-ядерщики, присутствовавшие при взрыве своих смертоносных устройств на Северном полигоне, относились к подобным экспериментам с завидным юмором. Вспоминает один из участников этой операции, бывший военный летчик Виктор Журков: “Помню, взрывали водородную бомбу. Присутствовали Зельдович, Курчатов, Семенов, Федоров, другие академики. Одному из них было особенно весело.
— Знаете, — говорит, — что сегодня День защиты детей, а мы рванули! Ха-ха-ха!
Все засмеялись, и мы тоже. Откуда было знать, чем все закончится” (“Россия”, 27.11. — 3.12.91).
В результате многолетнего и, по существу, совершенно бесконтрольного хозяйствования военных в районе Новоземельского архипелага экологическая обстановка здесь крайне обострилась. Особенно пострадали коренные народы Севера, обитающие в данном регионе. Онкологическая смертность у них в два раза выше, нежели в среднем по стране. Рак пищевода здесь встречается в 15 — 20 раз чаще. По сути дела, семьдесят тысяч человек, населяющих это побережье, оказались на грани вымирания. Так, содержание стронция-90 в организме местных оленеводов превышает допустимую норму в 20 — 40 раз (“Комсомольская правда”, 31.10.91).
Возвращаясь к выступлению академика Ю. Трутнева в “Известиях”, хочу заметить, что его утверждение, будто у наших ядерщиков никаких “аварий с оружием не случалось ни разу”, тоже пустая фраза.
Достаточно вспомнить хотя бы аварию 29 сентября 1957 года на закрытом военном предприятии “Маяк”, производящем в закрытом же городе Челябинск-65 плутоний для отечественных атомных бомб.
На “Маяке” оборонщики с 1949 года сбрасывали радиоактивные отходы в реку Течь, а затем в соседнее озеро Карачай, облучив таким образом сотни тысяч человек, живущих на берегах этих водоемов. Сброс смертоносных отходов, как всегда у нас, производился воровски, втихую: гражданскому населению не надлежало знать военную тайну про производство плутония. При взрыве одной из заводских емкостей произошло еще и мощное радиоактивное загрязнение атмосферы (чуть менее половины чернобыльской дозы). Возникшее при этом радиоактивное облако накрыло 23 тысячи квадратных километров, 217 сел и деревень с населением в 270 тысяч человек. Это так называемый восточно-уральский радиоактивный след (ВУРС), который помимо Челябинской задел Свердловскую и Тюменскую области.
Но все-таки больше всего досталось жителям верховьев Течи. Дозиметры здесь показывают 1500 мкр/ч. Два с половиной Чернобыля сосредоточено в отходах, сброшенных в озеро Карачай, и в водной линзе под ним, грозящей влиться в реки Обского стока, а еще почти двадцать Чернобылей хранится в емкостях вроде той, что рванула в сентябре 1957 года. Да плюс к этому 200 могильников с 500 тысячами тонн твердых отходов, полмиллиарда кубов зараженной воды в цепи искусственных водоемов в верховьях Течи. И наконец, “Маяк” располагает 23 тоннами бес-полезного теперь, но отнюдь не безопасного плутония.
В итоге в Челябинской области смертность превысила рождаемость. 10 тысяч гектаров земли загрязнены радионуклидами, и восстановить их невозможно (“Мегаполис-экспресс”, 28.11.91; “Россия”, 1.10.92).
В июле минувшего года в Челябинске-65 на “Маяке” произошла новая авария, сопровождавшаяся интенсивным выбросом радиации. Таким образом, экологическая обстановка здесь дополнительно обострилась (“Куранты”, 22.07.93).
Уже не раз я по разным поводам упоминала Чернобыль, ставший для нас и для всего человечества этаким трагическим словом-символом, своего рода суровым напоминанием. О горьких и страшных последствиях этой катастрофы немало писалось в нашей печати, в том числе и в “Новом мире”. Поэтому не хочу повторяться. Ясно одно, что последствия радиоактивного заражения от этой аварии представляются ныне специалистам гораздо более значительными и долговременными, нежели вначале. Пора свыкнуться с мыслью, что негативный “эффект Чернобыля” получит еще немалую протяженность во времени и в пространстве. Несколько поколений людей во многих (не только сопредельных с Чернобылем) регионах будут ощущать его воздействие на себе, на своих детях и внуках, на изменениях, происходящих в окружающей среде. Известный американский ученый, доктор Гейл, вскоре после катастрофы посетивший Чернобыль, заявил, что, по его подсчетам, число человеческих жертв составит около 75 тысяч. И, согласно данным министра здравоохранение Украины Юрия Спиженко, авария на ЧАЭС уже унесла от 6 до 8 тысяч жизней... (“Россия”, 1992, № 8). Словом, чернобыльская беда будет распространяться по миру. Под угрозой поражения подземные воды и Днепр. Дальнейший разнос радиации (за период от 130 до 2400 лет) вполне реален для Европы, Северной Африки и всех так называемых курортных морей.
...Выше уже говорилось о том, что тяжелая экологическая обстановка сложилась в районе Новоземельского архипелага (там продолжает функционировать наш Северный атомный полигон). Положение в этом регионе еще более усугубилось тем, что в прибрежной его зоне на протяжении двух десятков лет происходило захоронение опасных грузов.
Начиная с 1964 года из Мурманского пароходства сюда шла регулярная поставка ядерных твердых и жидких отходов. Как именно это происходило, рассказывает на страницах “Комсомольской правды” (6.07.91) капитан 2-го ранга в отставке, пожелавший остаться неизвестным. В прошлом он был начальником комплекса перезарядки реакторов атомных подводных лодок на одной из наших северных баз под Мурманском: “Был у нас такой теплоходик — “Володарский”. Работали там пьяницы, бомжи — самые неустроенные люди, короче. На этом теплоходике и увозили с базы контейнеры с твердыми отходами. Топили, насколько я знаю, в Баренцевом море. Вообще-то по инструкции положено, чтобы контейнер обладал отрицательной плавучестью, попросту говоря, чтобы тонул. Но иной раз бывает, что этот ящик ну никак не хочет идти на дно. Тогда его простреливают — из пулемета. Утонет он, а что толку? Радиацию-то не расстре-ляешь... Странно, что только звезды на берег выбрасываются. Чего мы наворотили, сейчас я, конечно, понимаю. На себе испытал — перечень моих болячек, наверное, полстраницы машинописных займет...”
Руководство же Северного полигона при этом клятвенно заверяло общественность, что никаких радиоактивных сбросов в их водах не производится. Недавно, однако, бывший депутат Верховного Совета СССР, инженер-атомщик Андрей Золотков передал представителям международной экологической организации “Гринпис” засекреченную прежде географическую карту с указанием наших ядерных могильников в северных широтах России. Выявилось, что многие годы военные рассматривали эту акваторию как своего рода свалку. Жидкие ядерные отходы попросту сливали в Баренцево море, подчас прямо в тех местах, где производился промысловый лов рыбы (“Комсомольская правда”, 28.09.91; 31.10.92).
Обращает на себя внимание еще один серьезный источник радиоактивного загрязнения Мирового океана: аварии и катастрофы атомных подводных лодок. Значительный процент среди такого рода ЧП приходится на наши подлодки. На это уже указывал американский адмирал Джеймс Уоткинс. Выступая в конгрессе США в 1985 году, он отметил, что “за последние десять лет в Советском Союзе произошло более 200 аварий с подлодками. Некоторые из них были очень серьезны” (“Комсомольская правда”, 6.07.91).
Немало подобных аварий имели место и в последующие годы. Достаточно в этой связи напомнить о гибели нашей большой атомной подлодки “Комсомолец”, которая затонула у берегов Норвегии 7 апреля 1989 года с 42 членами команды на борту. Снабженная ядерными боеголовками, лодка представляет серьезную опасность для окружающей среды, тем более что за минувшее пятилетие корпус затонувшей субмарины неизбежно разрушается. А значит, возрастает опасность радиоактивного загрязнения морской стихии. По свидетельству наших специалистов, дважды обследовавших аварийный объект, лодка течет, происходит выход цезия и стронция (хотя и в небольших дозах) в океан. Эксперты особенно обеспокоены разгерметизацией торпедных аппаратов. На ядерных боеголовках обнаружены следы коррозии, то есть оболочка, удерживающая плутоний, разрушается. Первоначальные попытки поднять “Комсомолец” не удались. Сейчас предполагается создать своеобразный саркофаг вокруг носовой части затонувшей подлодки и заново загерметизировать ее...
Вопрос о действенном контроле за ядерными объектами оборонного назна-чения уже давно назрел. Не случайно Президент России Б. Ельцин 16 сентября 1993 года подписал специальное распоряжение на этот счет. Тем самым внесены изменения и дополнения в существующее Положение о федеральном надзоре России по ядерной и радиационной безопасности. Госатомнадзор Российской Федерации ныне обязан потребовать от Минатома, Роскомоборонпрома и вой-сковых частей Минобороны России обеспечить таковой на всех соответствующих объектах.
Возможно, таким образом будет наконец поставлена точка в многолетнем споре о введении вневедомственного контроля за ядерными объектами оборонного характера. Но пока об этом говорить еще преждевременно. Ведь ранее военные под разными предлогами нередко затягивали реализацию таких конкретных мероприятий, стремясь сохранить свои ведомственные интересы (“Независимая газета”, 2.11.93.).
Конечно, можно множить и множить скорбный перечень наших экологических бед, драм и несчастий. В них, понятно, повинны не одни оборонщики. Суровый счет за гибель природы можно предъявить нефтяникам, хищнически хозяйничающим на нашем Севере, большой химии, превратившей ряд промышленных центров в города, губительные для жизни, где год от года растет детская смертность.
Да, мало мы озабочены сохранением среды обитания. А от этого зависит будущее не только нас самих, наших детей и внуков, но и будущее всего человечества.
Ведь на пороге третьего тысячелетия перед человечеством вплотную встает вопрос: выживет ли оно? Не окажется ли грядущее тысячелетие для него последним?
Т. КОЖЕМЯКИНА.
Москва.
1 А. Д. Сахаров еще в 1958 году в журнале “Атомная энергия” (№ 6) привел данные, согласно которым атмосферный взрыв в 1 мегатонну вызывает за пять тысячелетий смерть около десяти тысяч человек от различных канцерогенных заболеваний, нарушений генетической системы и защитных иммунных систем организма. Эти данные академик А. Д. Сахаров тогда же довел до сведения высшего руководства страны, однако предостережения ученого проигнорировали.
 
 Re: Двадцать Чернобылей на нашу голову...
Автор: Москвич  (---.pppoe.mtu-net.ru)
Дата:   давно

Ну,и последняя "байка",так оценивает это уважаемый Евгений:

Андрей Лубенский,
специально для NuclearNo.ru,
2 февраля 2004

Атомное сияние, "эффект прохожего", статистика смертности и государственное равнодушие

Мы уже писали в одном из предыдущих обзоров о нерешенных проблемах пострадавших от взрыва, произошедшего на химкомбинате "Маяк" в 1957 году, и обещали вернуться к этому вопросу позже. Итак, одна из самых серьезных атомных аварий (о которой, тем не менее, долгое время мало кто знал) случилась 29 сентября 1957 года. По воспоминаниям ветерана химкомбината В.Гладышева (их опубликовала газета "Южноуральская панорама", №99, 2003), взрыв произошел при образовании искры от неисправных приборов - взорвались нитратные соли, хранившиеся в банках на комплексе "С" завода 25.

Масса радиоактивных солей поднялась в воздух на большую высоту (уральская пресса писала тогда о "необычном свечении звездного неба", которое приняли за северное сияние).

"Уже на следующий день после взрыва стало ясно, что радиоактивные частицы, поднятые при взрыве высоко в небо, стали уноситься ветром в северо-восточном направлении, - вспоминает ветеран. - В зоне поражения оказались и другие объекты комбината, и, что еще хуже, населенные пункты - деревни, поселки, а также реки, водоемы, расположенные вблизи нашего городка".

Часть населения пострадавших от радиоактивного загрязнения территорий тогда же начали эвакуировать (в общей сложности переселили более десяти тысяч человек). Но вывезли не всех.

"Мощность взрыва была эквивалентна взрыву 70 тонн тринитротолуола, - сообщает "ЮП". - В воздух поднялось облако из изотопов стронция, цезия, церия, ниобия, рутения, рения радиоактивностью в два миллиона кюри (в Чернобыле - 50 миллионов). "Радиопыль" легла наземь ядерным следом длиной сто пять и шириной восемь-десять километров". Это и есть Восточно-Уральский радиоактивный след - ВУРС.

Лишь по счастливой случайности при самом взрыве никто не погиб. Впрочем, как мы уже отмечали, официальная позиция состоит в том, что и вообще от воздействия ВУРСа "нет ни одного случая, объективно приведшего к смерти". Противодействовать "паникерам" призвана и вышедшая в свет монография "Последствия техногенного радиационного воздействия и проблемы реабилитации Уральского региона" под общей редакцией министра МЧС Сергея Шойгу. В этой монографии "десятки виднейших специалистов открыто, четко и объективно изложили буквально весь имеющийся массив информации по всем ядерным инцидентам "Маяка", по всем его экологическим грехам" - пишет Александр Чуносов в статье "И грянул гром" ("ЮП", №115, 2003). А.Чуносов предполагает, что погибшие в результате аварии 1957 года все же были, прежде всего, среди ядерщиков, вынужденных тогда "отмывать" от радиоактивной грязи свой комбинат - "это при том, что около воронки за каждый час можно было получить больше тысячи рентген жесткого облучения".

Даже и без взрывов и других ЧП работать и просто жить на ядерном объекте было далеко небезопасно. Сейчас в медицине известно понятие "когорта потомков первого поколения" на ПО "Маяк". В регистр Южно-Уральского института биофизики уже занесено более 11 тысяч человек; родители более чем шести тысяч детей к моменту их облучения были облучены.

"Работая над проблемой, ученые обнаружили некую закономерность, которая идет в разрез с традиционной генетикой, - сообщает "ЮП" (№90, 2003). - Ее назвали "эффектом прохожего". Явление заключается в том, что клетки "запоминают" облучение. Изменения, происшедшие с ними, уже не выправляются. Таким образом, у детей облученных родителей в два раза повышается скорость мутирования и канцерогенеза. Это значит, что удваивается возможность развития различных опухолей, болезней вроде астмы, сахарного диабета и других, не менее опасных и тяжелых. Причем зачатый ребенок будет иметь такую же дозу, что и его родители".

При этом, отмечает автор статьи "Боль и слезы детей "Маяка" или "эффект прохожего" Алексей Козедубов, "доказать свое внутриутробное облучение почти невозможно, особенно тем, кто уехал из Озерска" (а таких более 2,5 тысяч). К тому же и закона-то о защите "когорты потомков первого поколения" атомщиков нет. Государство делает вид, что это оно - "случайный прохожий"?

Но даже и существующие законы зачастую не исполняются, причем, в отношении тех, кто облучился отнюдь не в утробе, и тех, кто продолжает получать дозу и по сей день. Да и уверения в том, что-де "никто от ВУРСа не умер", слабо утешают жителей зараженных территорий.

"Наиболее пострадал от аварии на "Маяке" Каслинский район, - пишет газета "Снежинский автограф" (№41, 2003). - Так вот, статистика смертности этого района в годы после аварии в полтора раза выше, чем по области (Челябинской - А.Л.). Каждый караболец (житель Татарской Караболки), ушедший из жизни после 1957 года, прожил меньше, чем он мог бы прожить, если бы не случилось аварии".

Руководитель общественной организации "За Караболку без радиации!" Гульшара Исмагилова приводит официальные данные: и сегодня, спустя 46 лет после аварии, уровень радиации внутри села составляет 5-7, а местами до 20 Кюри на один квадратный километр. Люди продолжают жить здесь, хотя уже при уровне радиации в 2 Кюри на квадратный километр население должно быть эвакуировано.

"То, что происходит с нами - это преступление, не имеющее аналогов в мировой истории, - цитирует газета слова Г.Исмагиловой. - Это - массовое использование детей в ликвидации аварии наравне со взрослыми. Первое время после аварии на зараженных радиацией землях фон доходил до тысячи микрорентген в час. Это преступление еще больше усугубляется отношением руководства Челябинской области к тем, тогда еще маленьким ликвидаторам, и всему населению Караболки невыполнением решения о переселении от 29 сентября за номером 546".

По мнению Г.Исмагиловой, и сейчас "власти не будут заниматься переселением из-за нехватки средств" - хотя еще в 2000 году специалисты Росгидромета обследовали выборочно дворы Караболки и пришли к выводу: здесь жить нельзя. Тем не менее, люди здесь живут до сих пор.

Не особенно верят жители ВУРСа и уверениям в доступности и объективности информации о последствиях взрыва-57. Пожалуй, остались кое-какие секреты. "Нам постоянно вешают "лапшу на уши" о 270-ти пострадавших от аварии 1957 года, - заявил на сентябрьском собрании ликвидаторов в Караболке Фарит Нигматуллин. - Правда о спецдиспансере №1 на территории областной больницы пока не рассказана. Мы должны иметь доступ к архивам спецдиспансера. Должна быть собрана правдивая информация о пострадавших от аварии. Этой информации пока нет".

Ф.Нигматуллин также заявил, что "обязательно должно быть судебное преследование хотя бы одного чиновника области, нарушившего законодательство Российской Федерации по радиационной безопасности и Закон Челябинской области по радиационной безопасности населения области".

Мы уже сообщали об инициативах партии "Яблоко" относительно переселения жителей "радиационных" сел. Но яблочники выборы проиграли. Сейчас представитель "Единой России" депутат Государственной Думы Михаил Гришанков согласен, что "государство долгие годы замалчивало существование проблемы Татарской Караболки". Депутат пообещал карабольцам приложить усилия к тому, чтобы "Караболка попала под действие закона о пострадавших от радиации".
Страницы:  1  2  3  4  5  6 




Карта форума - Общий форум


Архив объединенного форума
Toyota - Nissan - Mitsubishi - Honda - Mazda - Subaru - Suzuki - Isuzu - Daihatsu
1990 - 1991 - 1992 - 1993 - 1994 - 1995 - 1996 - 1997 - 1998 - 1999 - 2000 - 2001 - 2002 - 2003 - 2004 - 2005 - 2006 - 2007 - 2008 - 2009 - 2010 - 2011 - 2012 - 2013 - 2014 - 2015 - 2016 - 2017 - 2018 - 2019 - 2020 - 2021